Подписочку?
Мы будем присылать вам подборку лучших статей, всего один раз в месяц — и ничего лишнего.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
«Можно и пальцами, и кистями»:
ФОТОГРАФИИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ЮЛИЕЙ ЧИРКОВОЙ
как меняются услуги визажиста
Юлия Чиркова работает визажиской восемь лет, из них пять — на корнере Giorgio Armani. Мы поговорили о разнице в работе штатным визажистом и фрилансером, об этике общения с клиенткой и о том, как изменилась профессия под влиянием социальных факторов — развитием бодипозитива и ростом блогеров-популяризаторов. Также Юля поделилась секретами любимых техник и списком средств, которые всегда найдутся в ее кейсе.
ИЛЛЮСТРАЦИИ: САША БАРАНОВСКАЯ
Я попала в профессию в 2009 году, когда еще не было такого бума на мастеров в сфере красоты. Попала достаточно случайно: на тот момент я работала официанткой, и среди моих постоянных клиенток была визажистка. Мы с ней познакомились, и однажды она говорит: «Давай, Юля, я тебя научу». Мне, как девчонке, это показалось интересным и захватывающим, так что мы начали учиться. Базовое образование я получила ни в какой не школе, а за уроками на кухне, где мы по семь часов красили подруг. Я потихоньку откладывала свои официантские деньги на косметику и буквально через месяц уволилась — с этого начался мой путь в визаже.
Как вы стали визажисткой?
Я понимала, что клиентке не важно, сколько ты работаешь, десять лет или день. Ей важен результат. А результат мы можем показать только своим портфолио. Поэтому я начала искать фотографа, который бы помог мне его создать. В итоге я наткнулась на одну девушку, работы которой мне понравились, показала ей свои наработки, какие-то «до/после», снятые на телефон в 2009 году, сказала, что только отучилась, но очень старательная, давайте что-нибудь снимем. Просить у людей никогда не зазорно. А она говорит: «Нет времени тебе что-то снимать. У меня сейчас будет фото-акция, сегодня придет 15 человек, завтра 10, каждые полчаса ты красишь, и на выходе мы тебе даем определенную сумму или, если хочешь, фотосессию сделаем». Я согласилась, и за эти 10 дней настолько поднаторела в практике, что с маленькой денежки начала сразу. А потом, когда появилось портфолио, стала брать деньги побольше.
В какой момент вы поняли, что готовы заниматься визажем профессионально и стали брать за свои услуги деньги?
Все думают, что фриланс — это легкие деньги. На самом деле это очень тяжелая работа, и с этим соглашаются девушки, которые зарабатывают только им: очень много теневой работы, поиск клиентов, SMM, проведение акций — это круглосуточный труд.
Вы работали и на большую компанию, Giorgio Armani, и на себя. Расскажите об этом опыте.
Проработав три года фрилансером, я в какой-то момент поняла, что знаний техник и тенденций мне вроде хватает, а знаний сервиса — нет. Я нормально общалась с клиентами, никто не называл меня дурой, просто решила поработать в магазине на какую-нибудь люксовую марку. К тому же, когда ты работаешь в бренде, новинки до тебя доходят гораздо быстрее, чем в переписках на форумах с другими визажистами.

В Armani я отработала пять лет и могу дать только положительные отзывы. Мне нравится сам концепт бренда, там есть и классика, и более креативные макияжи, «люкс» виден и в текстурах средств, и в сервисе. Нельзя сказать, что потребитель платит чисто за бренд: каждый продукт действительно классный, он действительно работает.

Но политика магазина такова, что по истечении пяти лет они обновляют персонал. И всем, кто стоял в корнерах Tom Ford, Chanel, Armani, сказали: «Вы давно работаете, вы все знаете, и парфюм, и уход, что вы стоите тухнете, людей мажете, идите продавать». Я как-то расстроилась, и когда Armani предложили работу продавцом в их новом корнере, мне уже не хотелось. И вот так я ушла.
Сейчас вы бы посоветовали начинающему визажисту пойти в школу или найти частного преподавателя?
Это зависит от того, чего хочет начинающий визажист. Именитые школы дают не только диплом, но и возможность пройти практику и сразу же набить руку, потому что сегодня они сотрудничают и с различными модельными агентствами, и с показами. На групповых занятиях преподаватель может чего-то недосмотреть, а индивидуальная учеба стоит дороже. Я не могу сказать, что обучаясь дома на кухне ты получишь меньше знаний.

Но сколько бы денег ты ни заплатила, у тебя должны быть и свои стремления. Девушка, у которой я училась, говорила: «Юля, вот даже сидишь дома, сериал смотришь – сиди и на коленке растушевывай, тренируйся». Так я растушевывала-растушевывала неделю, и потом как раз попала на акцию. Если что-то не получается во время работы в группе, нужно прям допечь преподавателя: «У меня не получается! Покажите седьмой раз, восьмой». Важно понять, что это не хобби, а профессия.
Визажист в корнере
cреди требований к кандидату на должность визажиста в корнере косметического бренда числится не только опыт работы визажистом или профильное образование, но и опыт работы в сфере продаж. Рив Гош, ДЛТ, M.A.C — в обязанности сотрудника каждого из них входит «выполнение планов продаж» и «достижение высоких показателей». Будьте готовы к тому, что здесь зона юрисдикции визажиста понимается гораздо шире.
Аудиоцитата
Я сейчас параллельно работаю на компанию, в которой занимаюсь продажами профессиональной косметики для волос. Мне это ново и интересно, к тому же мы ходим на парикмахерские семинары, где вместе с парикмахерами углубленно изучаем уход, красители, вот это вот все. Отношение к сотрудникам вполне лояльное: если мне нужно упархать на макияж, я просто говорю, что приду попозже. И то же с макияжем, теперь это не такая гонка за деньгами, как была раньше. У меня есть постоянные клиенты, но поиск новых уже не такой фанатичный. Жизнь стала более размеренной: я беру шесть, максимум десять клиентов в месяц, и мне этого достаточно. В свободном стиле ты действительно сама себе хозяйка, но очень важно, чтоб ты была неленивым человеком. Девчонки, которые работают 24/7 — это очень неленивые люди. Я себя к таким отнести не могу.
Очевидный плюс работы на себя в том, что в оказании услуги всегда можно отказать. Какие еще преимущества и недостатки работы в компании и на себя можете выделить?
Очень многие любят прийти в выпускном платье и сказать: «Нас пять человек, у нас выпускной, давайте нас, девки, бесплатно красьте!»
Я делала так: что-то наношу, а потом говорю: «А второй глаз попробуйте сами, вы же учитесь»
Действительно, работая на себя, ты можешь сказать нет, и мне это очень нравится. Когда ты работаешь в магазине и продвигаешь какой-то бренд, твои действия обесцениваются. Ты просто являешься проводником между брендом и клиентом. Макияж — это способ подобрать что-то клиенту. Ты можешь наносить его час, можешь просто накрасить ресницы, можешь подобрать на словах, неважно — ты все это продаешь. И это общемировая практика, в какой бы город Европы ты не приехала, в магазинах будут работать визажисты. Но там нет вот этого нашего русского менталитета.
Проверенная техника от Юлии Чирковой
1
На подвижное веко наносим жидкий хайлайтер тонкой текстуры. Мой любимчик в этом — неповторимый FLUID SHEER #2 от GIORGIO ARMANI. Наносить я люблю большой круглуй кистью для растушевки.
2
На базу из хайлайтера наносим тени плоской кистью прихлопывающими движениями, максимально концентрируя цвет по центру.
3
Затем сухой пушистой кистью максимально растушевываем: вуаля, крутые smoky eyes готовы.
Нельзя так, чтоб две недели не было клиентов! (смеется) Конечно, визаж — это не такая постоянная услуга, как, скажем, депиляция: что-то выросло, клиент и пришел. В визаже как с бубном не пляши, но, если у человека нет важного свидания, свадьбы или еще чего-то, она не придет. Чаще всего спасают акции с фотографом (сейчас очень популярны фотодни), какие-то обучалки типа «Макияж для себя». Поиск клиентов – это непрекращающийся процесс: помимо сарафанного радио, которое работает само по себе, есть обмен клиентами с другими мастерами, реклама через блогеров, какое-то продвижение в том же Instagram.
Допустим, у вас уже две недели не было клиентов. Какие попытки по привлечению предпринимаются?
Я о ней просто не думала, ее как таковой и не было. Это при том, что я тогда еще снимала комнату. Я просто понимала, что за месяц мне нужно заработать столько-то, а для этого мне нужно вот столько клиентов. Раньше, когда в соцсетях еще не было столько спама, я могла просто написать каким-то помолвленным людям: «Здравствуйте, у вас скоро свадьба, давайте я вас накрашу». И никто никогда не блокировал, находились какие-то клиенты.
Сейчас вашей «подушкой безопасности» в этом нестабильном рынке стала новая постоянная работа. А что было в первые три года, когда работали только на фрилансе?
У меня такой ситуации не было, обычно мы приходим к консенсусу. Если она просит сделать поярче, я делаю. Такого, чтоб клиент прям психанул, не было. Скандальных клиентов видишь еще в переписке — таким я сразу говорю, что у меня в этот день уже очень много работы.
Оказание услуг визажиста никак не формализовано — вы не заключаете с клиентом контракт, условия обговариваются на словах. Что делать, если клиент откажется платить, потому что ей не понравился результат?
Они начинают задавать всякие дотошные вопросы, которые вообще не имеют отношения к результату, например:
— Какие у вас тональники?
— Ну, и Chanel, и Armani, и Make Up For Ever — чего только нет.
— А что ж у вас нет тональника Atelier? Его вот все рекламировали!
— Ну, был, допустим, и Atelier, хороший тональник, просто сейчас вот такие.
— Ой, а вот если бы он у вас был, тогда можно было бы вам деньги давать, а так… Может, вы скидку сделаете?
Как такого вычислить?
Любимые средства Юлии Чирковой
Хорошо. Вернемся к формальностям: если какое-то средство вызвало аллергическую реакцию, кто что должен предпринять в этой ситуации?
Косметика, которую выпускают на рынок, проходит гипоаллергенный контроль. Тем не менее, нужно обязательно узнать, есть ли у клиента аллергия на какие-то средства. На консультации по свадебному макияжу клиентка может сказать, что у нее чувствительные глаза, и ей подходит только вот эта одна ее подводка. Тогда я прошу ее принести, мы, конечно, будем работать с ней. В моей практике этого тоже не было, но если мы узнаем об аллергии уже в процессе, то, наверное, человек должен пойти к врачу, взять какую-то справку. Если бы такое случилось, я бы, конечно, пошла навстречу, мы бы это как-то урегулировали.
А если предотвратить ситуацию не удалось, и клиентка оказалась сложной уже на месте?
Обычно такая напряженная ситуация может возникнуть в магазине, там ее не избежать. Могут сказать: «Ой, что это у вас там за тушь такая…». Тогда ты просто говоришь: «Ну, девушка, идеальных продуктов не бывает, возможно, она вам не подошла». Просто спокойно ответить. Может, у нее просто плохое настроение сегодня? Не нужно принимать это близко к сердцу. А если б я почувствовала, что человек откровенно мне хамит, я бы попросила этого не делать.
Важно помнить,
что «гипоаллергенный продукт» — это маркетинговая конструкция. Сертификатов, легально присуждающих продукту статус такового, нет. Косметические средства действительно проходят проверку на токсичность: о безопасности свидетельствует маркировка EАC. Но она не гарантирует отсутствие в составе компонентов, способных вызвать аллергическую реакцию у очень чувствительной кожи.
Как повышение бьюти-грамотности обывателей влияет на работу мастеров? Начинают ли они вмешиваться в процесс, насмотревшись блогеров и начитавшись статей, которые разбирают средства вплоть до химических элементов?
Ну а как же! Сейчас очень много таких вот, можно сказать, шарящих клиенток. Они искренне увлекаются этим процессом, и я не могу сказать, что мне это не нравится. С ними всегда можно что-то обсудить, обменяться какими-то фишками. Но бывают и такие клиентки, которые четко придерживаются мнения одного блогера, и ты их не переубедишь. Когда был бум Елены Крыгиной, ее реклама, конечно, сильно подняла продажи некоторых брендов, но в то же время ограничила выбор клиенток. У девушки может отличаться цветотип от Елениного, продукт, который та использует в видеоролике ей ну прям не идет, он ее старит, или что там может сделать макияж, когда он плохой. Но она настойчиво идет за своим блогером-кумиром, ей хочется этот конкретный продукт. Мы со своей колокольни, конечно, не вмешивались, но говорили, что есть похожие продукты, вот посмотрите здесь и здесь. Просто чтоб она знала, что те же румяна Harmony есть в разных оттенках.
Что еще важно обговорить заранее?
Вообще тематику макияжа, как клиентка его видит. Что это будет за мероприятие, какие аксессуары на ней будут. Интересен ли выезд к ней или будет легче встретиться на моей территории. Я узнаю об особенностях кожи, есть ли шелушения, чтобы знать, из чего составить кейс, какие базы подобрать. Если это долговременный макияж, свадьба или вечеринка 24-часовая, я готовлю баночки с косметикой, которые она сможет взять с собой — клиентки очень довольны этим, ведь им не нужно переживать за стойкость. Хотя сейчас такие средства, что чтобы не достичь 12-часовой стойкости, я не знаю, что надо сделать. Надо вот реально упасть в торт, им вымазаться, и все равно на лице еще что-то останется.
С какими просьбами сейчас обращаются чаще всего? Выделите какие-то тенденции.
Сейчас самый пик — так называемый макияж без макияжа. Меня как-то через знакомых нашла девушка, которая приехала в Петербург справлять свадьбу. «Я делала уже два пробника, — говорит, — и знаете, никто не понимает, чего я хочу. А я хочу просто чистое, свежее лицо и коралловую помаду. Понимаете? Я уже не знаю, куда пойти». Я спрашиваю: «Когда свадьба?» — «Завтра!» Ну, мы начали разбирать. И что я ей сделала: я просто выровняла текстуру кожи (у нее обычная кожа, человеческая, немножко где-то красноватая, немножко шелушение), нанесла легкий тон, она просила даже не красить ей ресницы, нанесла стойкую помаду, и она чуть ли не плакала. «Вот, то, что мне надо!».

Сейчас же еще очень развивается бодипозитив, феминизм без фанатизма, вот это все. Девушки больше доверяют себе, своему телу, своему лицу, просто хотят это чуть-чуть усовершенствовать, незаметно. И вот на это сейчас повальный бум. А я и рада, потому что текстур различных много, с такими методами я работать люблю: вроде все красиво, но никто не скажет: «Вау, какой у тебя макияж!». Просто скажут: «Ты классная, ты красивая». Но, может, это у меня формат такой, у меня и макияжи все такие, без контурных прорисовок.
А стало ли клиентов меньше или популяризации темы красоты, наоборот, привлекла новых клиентов?
Меньше вообще не стало, наоборот. Если в 90-е говорили, что вокруг одни диджеи и экономисты, то сейчас вокруг одни визажисты и бьюти-блогеры, а клиентов меньше не становится. Десять лет назад макияж делали на свадьбу, а сейчас девчонки даже на простую встречу, на девичник, на свидание — всюду красятся. Они просто начали понимать, что чем-то, что предлагает бьюти-мир, можно накраситься самой, а чем-то без наточенной руки — вряд ли. И тогда они начинают искать визажиста. Сейчас — наоборот, самый бум, рассвет.
То есть, в принципе, у вас остается много пространства для творческого маневра.
Когда клиентка приходит и говорит: «Делайте, как угодно», я все равно стараюсь себя обезопасить, ведь ей кажется, что мы телепаты и знаем, что ей надо. В таких случаях я люблю пошутить: «Как раз давно хотела вот этими рыжими тенями намазать кого-нибудь!». И она сразу: «Нет-нет-нет, имела в виду что-то такое немного коричневое…». И тогда все становится понятно.

Я бы не сказала, что в коммерческом макияже нет свободы. Сейчас столько текстур! Если десять лет назад все строилось на схемах, приведенных в черно-белых учебниках по макияжу — сначала светленький кружочек, потемнее, еще потемнее и уголок, – то сейчас чего только нет! И кремовые тени, и монохромные тени, можно и пальцами накладывать, и кистями. Это все равно такое творчество текстур, в котором всего можно намешать, и это очень интересно.
Как клиентки формулируют задачу? Показывают картинки?
На самом деле клиенток с картинками очень-очень мало. Клиентки сейчас безответственные пошли: «Свадьба завтра — надеюсь на ваш вкус!» (смеется). Но бывает, что и картинки показывают, и на словах объясняют. Но я больше ориентируюсь не на цвета, а на то, какое должно быть настроение у этого макияжа в целом. Что мы хотим донести? Что вы нежная-непорочная или что-то роковое? Может, акцент хотите какой-то, но сами боитесь его сделать или не можете?
Есть визажисты, которые пишут: «Вот моя цена на услуги, она такая, потому что я столько-то училась, и у меня столько-то косметики на двести миллионов рублей». По сути, конечным клиентам вообще плевать, сколько у тебя косметики и сколько ты училась. Важен результат.

Моя цена на услуги формируется из времени, которое будет затрачено на работу, зависит от удаленности места проживания клиента, от того, сколько будет человек, ранний ли выезд. Есть какая-то базовая цена, а что-то дополнительное я всегда даю в подарок, мне не сложно. Отсыпать тональника, помады — пожалуйста. Вначале, когда ты закупаешься, это, конечно, большие траты. Но потом ты выходишь в ноль, в плюс, и себестоимость самого макияжа падает. Что там, пять капель тональника, два мазка кистью губной, два раза кистью по пудре пройтись и все. Некоторые визажисты жалуются, что у них столько косметики, а платить никто не хочет. А дело в том, что для клиентов это большой ценности не представляет.
Как происходит ценообразование на услуги? Окупается ли работа? Расскажите на примере последней.
Первый мой набор косметики стоил тысяч десять. Я начинала с Code Color, Jeans и Vov. В 2009-м для меня это была большая сумма, но за месяц я ее отбила. Тональники Make Up For Ever, которыми я закупилась позже, обошлись тысяч в двадцать, но к тому времени я уже давно была в плюсе.
У меня есть постоянная клиентка, которая в очередной раз выходит замуж. Она попросила ее накрасить, и я бы не сказала, что потратила много. Это при том, что она любит макияж помощнее, графичный такой. То есть, не могу сказать, что я взяла пудру и с одной клиентки дотерла ее до дырки. Тем более сейчас все эти текстуры, проф или люкс, они очень пигментированные, их хватит надолго. Так что я бы посоветовала начинающей визажистке, если она реально настроена работать, сначала потратиться, потому что потом ей этого хватит очень-очень надолго, и ей будет гораздо легче работать. А дешевая косметика, как правило, мало пигментирована, не факт, что гипоаллергенна — короче, с Алиэкспресса не заказываем косметику.
К каким хитростям вы прибегаете? Может, есть особые техники?
Самый хитрый подход — это работать руками. Есть ярые приверженцы того, что лица руками касаться ни в коем случае нельзя, только кистями надо работать, еще и пуховку нацепить, а то, не дай бог, тыльной стороной кисти заденешь клиента. У меня же вся работа происходит руками, в том числе работа с тенями. Если какие-то формы надо выстраивать, я беру кисть, помогаю ею. А растушевывать различные кремовые текстуры, разноцветные текстуры теней — это все руками. Не вижу ничего такого в том, чтоб обработать руки и ими работать с клиентом. Однажды я ездила учиться в Париж, и тренер работала руками. Там собралось сообщество визажистов из разных стран, и ни одного это не возмутило.
С каким средством вам нравится работать больше всего?
В какой-то период времени это было что-то, связанное с губами, потом — с глазами. Сейчас, наверное, я снова вернулась к губам. Прям люблю я сочные губы людям делать. Это всякие кремовые лаковые помады, их сейчас очень-очень много. Вообще, мне нравится в самом сегменте помад то, что по сути это тот штрих макияжа, который полностью заканчивает образ. Но сделать губы такими, чтоб они были не запекшимися, не кривыми, не размазанными — это тоже большая работа, и мне нравится это все вырисовывать. Причем неважно, яркий оттенок клиентка выбирает или какой-то нежный, просто нравится с губами возиться.
Каковы тенденции свадебного макияжа? Кажется, что он существует сам по себе и никак не отражает тенденций общих, там все еще есть фотографии, на которых должно быть отчетливо видно глаза, губы и вообще черты лица. История, рассказанная вами ранее, — скорее исключение?
В свадебном макияже есть тенденция к тому, чтоб девушка выглядела очень свежо, скажем так. И в разные годы этого добиваются разными средствами. Когда-то это были светоотражающие прозрачные пудры, сейчас — разнообразные жидкие хайлайтеры, с помощью которых можно повлиять на тон лица. Да, нужно делать что-то посильней для фото, но посильней — не значит громоздко. Если в повседневном макияже делают обычную стрелку, в свадебном это будет и межресничная подводка, и какие-то растушеванные акценты.
Какое средство сейчас активно рекламируют, а профессионалы не видят необходимости его использовать?
Еще не отошла мода на усиленную коррекцию лица. То есть, это всяческие жирные текстуры, к которым апеллирует очень много инстаграм-блогеров. Я действительно считаю, что это пример того, что нужно далеко не всем. Такие жирные текстуры чаще всего демонстрируют американские блогеры, а у них совсем другой цветотип — поэтому американская косметика имеет очень много желтого подтона. И то, что смотрится на них актуально, на наших бледных лицах с большим присутствием серого подтона иногда смотрится таким немного, пардон, «какашечным цветом». Это не очень нам идет. А хорошо растушевать, чтобы это смотрелось грамотно и не громоздко, очень и очень сложно. Тем более, то же самое можно сделать какими-то сухими средствами, и не всегда нужно делать это по всему лицу. Именно в подаче инстаграма, в подаче видео это смотрится хорошо, а на улице, даже если все сделано очень хорошо, оно не всегда уместно. Эти техники нужны, но вообще далеко не всем.
Читайте также: