Подписочку?
Мы будем присылать вам подборку лучших статей, всего один раз в месяц — и ничего лишнего.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
Красиво, дорого, богато
ФОТОГРАФИИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ИГОРЕМ ХОНИНЫМ
об окрашиваниях, образцовых и безвкусных
Игорь Хонин — пионер коммерческих окрашиваний в России. Обучившись практически у всех ведущих колористов мира, лучшими он все равно называет соотечественников: именно их переходы — самые плавные и небанальные. О том, что происходит с рынком колористики и почему Игорь ведет себя на нем не так, как его коллеги — в нашем интервью.
ИЛЛЮСТРАЦИИ: САША БАРАНОВСКАЯ
В моде натуральность. Окрашивание омбре, которое мы делаем уже достаточно долгое время, не теряет своей популярности уже который год. Не думаю, что в России когда-нибудь будет широко распространено что-то смелое типа цветных окрашиваний — у нас все-таки более суровый менталитет, чем, например, в Америке, где они, конечно, набирают популярность. У нас подобное воспринимают с трудом. Мне кажется, у нас всегда будет востребовано то, что смотрится красиво, дорого, богато, но в то же время не вульгарно. Максимум, что может произойти в ближайшем будущем — возвращение моды на однотонный цвет волос. Но ни в коем случае не от корней — это смотрится искусственно.
В каком направлении развивается современная колористика?
Разделение, конечно, есть. Но я убежден, что российские мастера, которые делают цветные окрашивания, на данный момент абсолютно не умеют их делать. Я не встречал ни одной красивой и действительно искусной работы. Все, что я видел — это, пардон, просто дикий ужас. Такое может сделать и ребенок, которому дадут палитру. Будь моя воля, я бы просто запретил всем, без исключения, делать цветные окрашивания, потому что на это просто больно смотреть.

Возможно, я говорю слишком жесткие вещи, но я глубоко убежден, что единственным человеком, кто делает цветные окрашивания красиво, остается Гай Тэнг. Он был новатором в этой области, и к его уровню никто до сих пор даже близко не подошел. Таких сочетаний цветов, таких переходов и такой красоты, которую делает Гай Тэнг в своих работах, не делает никто. За его плечами гигантская школа. Он ведь не сразу начал с цветных окрашиваний: он сначала освоил классику и освоил ее филигранно, на высочайшем уровне, так, что за ним начал повторять весь мир. Все хотели делать омбре так же, как он, и я не исключение. И лишь через какое-то время, после того как он научился с филигранной точностью делать классические окрашивания, он перешел к цветным окрашиваниям.
Есть мастера, специализирующиеся на окрашиваниях в блонд, и есть мастера, специализирующиеся на цветных окрашиваниях. Чем вызвано такое разделение?
К сожалению, у большинства колористов, которые делают цветные окрашивания, нет никакой базы — отсюда плохие работы. Это как у художника: если у него нет базового образования, он не сможет сходу нарисовать абстракцию и какие-то концептуальные вещи.
Пять лет назад у меня не было салона, а сейчас он есть. Пять лет назад у меня не было и ассистента, а сейчас я не представляю жизни без своей команды.
Что касается России — тут все складывается немножко иначе. В 90-е наших женщин, с безумными объемами и пергидрольными, осветленными от корней волосами, можно было узнать издалека. Я очень рад, что объемы остались в прошлом. И буду рад, если и светлый цвет от корней уйдет.
Чем вызвана новая волна популярности блонда? Почему мы вернулись в нулевые?
Тогда хорошо не было, поверьте. Я меняюсь, техники меняются, но какие-то фундаментальные приемы остаются неизменными. Процесс достижения результата стал гораздо менее трудозатратным, чем когда мы начинали. Сейчас есть все инструменты, чтобы сделать любой цвет на практически любых волосах. Это вопрос времени и желания, на самом деле.

За эти годы я открыл для себя много хитростей, потому что вложил довольно большое количество денег в обучение. Полтора года я жил в Америке и обучился там у всех, у кого только можно было. Четыре или пять раз я ездил в Бразилию. На данный момент я обучился у всех топовых колористов. И практически всех их я привозил в Россию с мастер-классами.
Мы просмотрели все ваше портфолио в инстаграме, и впечатление может создаться такое: все выглядело и выглядит здорово — что несколько лет назад, что сейчас. Скажите, что изменилось?
Аудиоцитата
Как вы хотите вести аккаунт и что вы хотите в нем видеть — это ваше личное дело. Никого это касаться не должно. Как вы считаете нужным, так и ведите. Если вы видите, что это плодотворно, что это приносит вам новых подписчиков, то вы на верном пути. Если нет, задумайтесь: наверное, вы что-то делаете неправильно.

Мой аккаунт выглядит достаточно однообразно в силу специфики клиентской базы: мне нравится работать с длинными волосами. Я понимаю, что на длинных волосах мое окрашивание смотрится плюс-минус одинаково, и потому стремлюсь красиво сфотографировать окрашивание каждой клиентки. Но заметьте, я освоил искусство фотографировать с лица: это достаточно тяжело, себя в этом смысле снимать проще — ведь ты знаешь, какие ракурсы более выигрышны. Так что я все-таки стремлюсь к тому, чтоб посты инстаграма смотрелись как обложки глянца.
Мы брали интервью у маникюристки, которая призывала коллег отказаться от «сосичочных» инстаграм-аккаунтов — аккаунтов, в которых мастера постят только пальцы. Мол, такое уже не интересно. В вашем аккаунте фото довольно идентичные. Почему так?
Я просто не считаю нужным давать бесплатно знания, которые я сам когда-то получил, вкладывая определенные средства, время и усилия. У меня было гигантское количество мастер-классов, и все, кто хотел у меня учиться, приходили. И если нужно будет, они придут еще, и получат все эти рецепты и формулы. Я считаю, что бесплатные знания, к сожалению, не ценятся — так же, как не ценятся и дешевые знания.
Многие мастера делятся с подписчиками рецептами окрашивания. Почему вы этого не делаете?
У нас в салоне немножко другой подход. Мы не облизываем клиенток, не лебезим перед ними и не стараемся их ублажить. Клиентка приходит в салон за красивыми волосами, а не душу свою излить. Мне неважно, что у нее происходит дома, поменяла ли она машину и разбили ли ей предыдущую, с кем она развелась или познакомилась. Мне это абсолютно неинтересно, и я не считаю правильным об этом разговаривать. Пока клиентка сидит в кресле, мы занимаемся ее волосами.

За день через меня проходит очень много клиенток, и из 5-6 часов окрашивания взаимодействие со мной может длиться около часа, остальное время работают ассистенты. Мне просто некогда с ними общаться. Я не отрицаю, что наша работа поставлена на конвейер: команда четко знает, кто что и когда должен сделать. И клиентка это понимает. Но ей грех жаловаться — в итоге она получает те красивые и классные волосы, за которыми шла. Для меня это гораздо важнее, чем напоить ее особенным сортом чая или кофе и предложить какой-то нереальный сервис. Там, где нереальный сервис, красивых волос не бывает.
Вы как-то сказали, что вообще не разговариваете с клиентками. Как удается «сдерживаться», когда все вокруг только и говорят, что об индивидуальном подходе?
Руководствуясь чужими советами и рекомендациями, не пренебрегайте правилами безопасности — изучите незнакомое средство прежде, чем использовать его в работе с клиенткой. То же касается рецептов окрашивания: делайте тестовую прядь и не забывайте, что рецепты не универсальны и дают разный результат на волосах разного качества.
Любимые инструменты Игоря Хонина
Однажды мы сделали клиентке тонировку, но на самых кончиках волосы получились холоднее, чем нужно. Мы взяли очищающий шампунь, помыли, чтобы убрать лишний холод, но так как волосы были очень длинные, ниже поясницы, они запутались. И вот мы шесть часов в четыре руки с ассистентом распутывали волосы. Это, пожалуй, был самый необычный случай.
Вспомните самое долгое и сложное окрашивание в вашей практике.
Мне очень нравятся волны, в любом исполнении. Я терпеть не могу колхозные кудри и букли, завитые кончики и всю вот эту порнографию, которую делают утюжком. Утюжок создан для того, чтобы выпрямить волосы. Плойка создана для того, чтобы волосы завить: ею можно сделать и красивые волны, и локоны — да что угодно! Мне лично нравятся мягкие голливудские укладки, калифорнийские волны, пляжная небрежность. Я от этого пока никуда не собираюсь отходить.
Расскажите о своей любимой технике текстурирования волос.
Проверенная техника от Игоря Хонина
1
Разделите всю голову от центрального пробора на небольшие диагональные секции по два сантиметра. Их, в свою очередь, разделите на пять-шесть зон, примерно полтора на полтора сантиметра.
2
Далее — начесывайте каждую зону и рисуйте балаяж.
3
Выдерживайте примерно 50 минут, затем смывайте, счесывайте начес и тонируйте.
Честно, я об этом даже не задумываюсь. Я спокойно отношусь к своей работе — я ведь тоже человек, не робот. Все совершают ошибки, не важно, какой ты супермегапрофессионал. Конечно, бывали случаи, когда я не оправдывал ожиданий клиентки. Но поймите, я не деньги, я не могу всем нравиться и для всех быть идеальным. У меня есть свои постоянные клиенты, а есть те, кто попробовал, но я им по какой-то причине не подошел. Может быть, не понравился результат; может быть, не подошел энергетически; может, не понравился сервис; может, просто не понравилось, как голову помыли-посушили, как я что-то сказал — я никогда не обращаю на это внимание. В лицо, по крайней мере, никто ничего подобного не говорил.
Вас называют мастером своего дела, топовым стилистом. Наверняка, это накладывает и некоторые обязательства: нельзя ударить в грязь лицом, важно всегда быть первым. Бывали ли случаи, когда вы не оправдывали ожиданий клиентки?
Это был период, когда я впервые увидел Гая Тэнга. Пять лет назад, наверное. Я стал его копировать, сутками пересматривал его обучающие видеозаписи на ютубе и пытался воспроизвести. В какой-то момент все начало плюс-минус получаться, я начал вести свой инстаграм. Я, наверное, был в числе первых, кто стал публиковать работы. Да тогда просто-напросто и конкурировать было не с кем. И вот люди начали мне писать, что хотят на мастер-классы, стали приглашать в разные города. Запись была забита чуть ли не на полтора года вперед. Люди готовы были ждать. Это, конечно, было большим сюрпризом, я этого не ожидал.
Вспомните тот период, когда вас стали называть топовым стилистом. Что послужило переломным моментом?
У них хорошее впечатление о России. Они хотят вернуться, ведь здесь на них большой спрос. Я привозил многих, но лучшие колористы, как ни удивительно, в России и есть. У нас самые красивые и самые плавные переходы, и вообще требования к окрашиванию гораздо выше. Но мы привыкли заискивать перед иностранцами. Таков, по крайней мере, менталитет моего поколения — к следующему, может, это пройдет.
Вы привозите в Россию профессионалов мирового уровня. Какое у них впечатление от местной индустрии?
В арсенале российских мастеров — все существующие техники: балаяж, мелирование, шатуш и air touch. Air touch, которую придумал Владимир Сарбашев, позволяет делать стопроцентную коррекцию полотна, ни одна другая техника на это неспособна. А иностранцы об этом еще не знают. Пройдет гигантское количество времени, пока до них это дойдет. А мы все это время оттачиваем эту технику и делаем потрясающие работы.
Нам кажется, что вот иностранцы-то делают очень круто и очень хорошо. А на самом деле, мы делаем лучше всех.
В работе Гая Тэнга меня впечатляла плавность переходов, потрясающие, просто нереальные цвета. Я до сих пор впечатляюсь им, просто сейчас уже нет времени вернуться к его старым работам, а цветные, на которых он сфокусирован сейчас, я люблю меньше. Это нормально, каждый парикмахер рано или поздно уходит в цвет. Главное — правильно это сделать. Важно иметь базу, иначе будет полная херня, извините за выражение. То, что я сейчас вижу на каждом шагу. Нельзя просто взять краску и покрасить в зеленый с красным. Это будет некрасиво. Это будет примитивно и колхозно. А Гай Тэнг делает действительно изысканно и филигранно. У него всегда есть чему учиться. То же самое касается Ромео Филиппе: я был на его мастер-классах четыре раза, два раза привозил его в Россию. И я постоянно открываю для себя что-то новое.

Мне нравится учиться. Я всем желаю и рекомендую развить в себе это качество. Не стоит приходить на мастер-класс с лицом, выражающим: «Ну, давай, мол, удиви меня!». Такой человек уже ограничивает себя в развитии. На своих мастер-классах я всего лишь показываю то, что умею. У меня нет задачи кого-то удивить или прочистить кому-то мозги, а тем более унизить. Я просто показываю, из чего состоит моя ежедневная салонная практика.
Чему вы, уже будучи профессионалом, можете научиться у других профессионалов, которых привозите?
Читайте также: