Подписочку?
Мы будем присылать вам подборку лучших статей, всего один раз в месяц — и ничего лишнего.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
Холодный, теплый, темный, светлый
ФОТОГРАФИИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ ЕЛЕНОЙ ВЛАСОВОЙ
о том, как приручить цвет
Хотя мастера по колорированию работают в одних и тех же техниках и следят за одними и теми же кумирами, с практикой каждая из них начинает вырабатывать собственные правила и хитрости. Елена Власова, например, определяет цветотип человека по венам на запястье, прячет седину одним мазком кисти и позволяет себе отдыхать не более двух дней — так скоро просыпается желание красить всех и вся.
ИЛЛЮСТРАЦИИ: САША БАРАНОВСКАЯ
Я начала работать в 16 лет и три года была мужским мастером — барбером, как сейчас модно говорить. Я тогда делала абсолютно все — площадки, бобрики, ежики. С закрытыми глазами практически делала. Отработав в парикмахерской совдеповского типа, я ушла в обычный салон. Хоть я и училась на мастера-универсала, женские стрижки мне давались с трудом, поэтому я продолжила стричь мужчин. Но сидевшие в очереди в общем зале женщины стали тоже проситься ко мне. Увидев, как я работаю, они говорили: «Я хочу, чтоб ты меня подстригла, и мне все равно, что ты стрижешь мужчин. И еще заодно можешь покрасить меня!». И я потихонечку начала красить.

Я сама по себе ответственная, где-то даже трусоватая. Мне всегда было очень страшно. Я испытывала очень сильное волнение, но старалась, и все клиентки уходили довольные. Я даже сегодня с каждой новой клиенткой некоторое волнение испытываю, но уже, естественно, нормально с ним справляюсь. Потом я сменила много дорогих, люксовых салонов: работала и на Рублевке, и на Мичуринском. При этом все мои знания колористики ограничивались посещением тренингов по работе с той краской, которая у меня была. Больше, собственно, и негде было учиться. А семь лет назад, в самый разгар кризиса, я осталась без работы. Узнав, что беременна, я захотела оформиться в штат салона, где проработала два с половиной года, но работодатель иначе смотрел на вещи — до меня он уже уволил двух девушек в положении, еще и наговорил им вслед гадостей. Довольно подлый и отвратительный поступок с его стороны, но в итоге это стало для меня толчком.

Я сидела без денег, и вдруг увидела в ютубе ролики Гая Тэнга. Я начала их смотреть и просто не могла остановиться. Я специально выучила английский, чтоб его понимать — он говорит очень быстро. Потом я купила себе голову-манекен и стала за ним повторять. Я анализировала свои результаты и пыталась разобраться, почему у меня получается или, наоборот, не получается какой-то цвет. Я тестировала краску на отрезанных кусочках волос. Не просто следовала заученным формулам, а действительно заставляла мозги работать. И лампочка включилась. Когда я стала понимать все эти процессы, тогда я и полюбила колористику. Проработав три года частным мастером, я открыла салон.
В какой момент своей карьеры вы поняли, что хотите сфокусироваться на окрашиваниях?
Я недавно была на мероприятии, где собрались очень крутые мастера цветных окрашиваний. То, что они сделали, меня сильно впечатлило. Я пришла в восторг от их работ! До этого для меня были образцовыми работы Гая Тэнга. Но то, что я увидела на этом мероприятии, взорвало мне мозг. Очень все красиво, очень все здорово и круто. Но сама бы я так никогда не ходила. Наверное, поэтому я и не занимаюсь цветными окрашиваниями — невозможно продавать и делать то, что тебе не совсем близко.
Как вы относитесь к делению колористов на тех, кто работает с блондом, и тех, кто работает с цветом? Накануне мы брали интервью у Игоря Хонина, и он довольно категорично высказался о последних.
Правила, конечно, нужно знать, но не всегда нужно им следовать. Учитесь думать своей головой.
Да, в принципе, те цветные окрашивания, которые делала я, не отличаются по технике от моих классических окрашиваний. Это обычная растяжка: допустим, с темно-фиолетового в светло-розовый. Иногда, под настроение, хочется сделать какую-то яркую работу. Но сама по себе я спокойный человек, ношу те же омбре. А увиденное мной на том мероприятии было другим: буйство красок, совершенно иные формы и сочетания цветов. Я могу представить, какой блонд подойдет человеку: холодный, теплый, темный, светлый, песочный — это я совершенно четко вижу. Но вот с яркими цветами у меня сложности. И как это сделать, чтобы реально круто смотрелось — я не знаю.

Мастера, которые делают цветные окрашивания, и сами яркие: у них окрашены волосы, у них тоннели в ушах, у них татуировки, они одеты соответственно. Они этим живут и поэтому делают такие окрашивания. Хотя смысл наших окрашиваний, действительно, один и тот же: выравниваешь полотно под белый лист бумаги и красишь. И Игорь Хонин, и я — мы можем это сделать, просто нам это не очень близко.
Но в принципе вы бы смогли сделать яркое окрашивание? Ведь с технической стороны все окрашивания идентичны.
Такими прямыми пигментами мы с удовольствием пользуемся и для блонда. Просто мы их немного иначе используем — разводим в совершенно такие пастельные оттенки. Например, когда нужно добавить легкой розовиночки или меди.
Производители средств пользуются наличием этих ниш? Работаете ли вы с прямым окрашиванием, например?
Можно, допустим, сменить оттенок с зеленого на синий и с синего на фиолетовый, но если ты хочешь сегодня покраситься в синий, а завтра в желтый, в противоположный оттенок, то приходится все снова чистить порошком. Далеко не все пигменты смываются обратно в чистый блонд. Несмотря на защиту, качество волос все равно портится. Поэтому это не всегда палочка-выручалочка.
Эти прямые пигменты действительно являются палочкой-выручалочкой, которые позволяют изменить цвет волос по первому желанию клиентки?
Нет. Это гораздо легче скорректировать. Если, например, клиентка захочет стать посветлее, тогда придется смывать. А если дело просто в оттенке — потеплее, похолоднее, то здесь можно играть. Есть маленькие хитрости, которые позволяют чуть-чуть удалить пигмент, не повреждая волос, и добавить нужный цвет. Например, воспользоваться глубоко очищающим шампунем или глубоко увлажняющей маской. Горячая вода тоже работает как щелочь и открывает кутикулу. Любое увлажняющее масло вытянет абсолютно весь цвет — можно попросить клиентку нанести его дома в ночь перед процедурой. С цветными окрашиваниями эти приемы не всегда работают.
А в случае блонда? Если хочется сделать оттенок потеплее, все равно нужно будет смывать?
Это вряд ли случится. Вспомните мелирование: его лет сто, наверное, делали. Современные техники еще очень молодые, их еще далеко не все распробовали. Они очень красивые и удобные в носке, а специфика россиянок в том, что нам нравится ходить с красивыми волосами долго. Но если вдруг мода кардинально изменится и все эти растяжки уйдут — ничего страшного. У меня 17 лет опыта, я за это время чего только ни делала: и мужские стрижки, и кератин, и буст-апы, и ботокс, и химию — все-все-все!

Я знаю колористику от и до. Для меня не проблема перестроиться на какое-то другое окрашивание. Главное, чтобы оно мне понравилось. Это будет даже интересно, потому что такой уж у меня склад характера — я не могу постоянно делать одно и то же. Мне становится скучно изо дня в день, допустим, делать тот же шатуш. Мои клиентки меня за то и любят, что каждый раз в течение тех пяти лет, что они ко мне ходят, я их чем-то удивляю. Пусть окрашивание примерно одно и то же получается, но техники меняются. Я применяю какие-то фишки, которые и у них вызывают удивление, и меня не заставляют зевать.
Организации с узкой специализацией, такой как ваш салон, сложнее подстроиться под изменения рынка, нежели салону с широким спектром услуг. Что будете делать, когда популярность балаяжа и омбре пройдет?
Ну, во-первых, техник окрашивания, как минимум, четыре: шатуш, балаяж, мелирование и air touch. Когда я работаю в последней, у клиенток случается культурный шок: я выдуваю прядь, и они боятся, что у них выпадают волосы. Балаяж им тоже очень нравится: мы же сразу рисуем по волосам, так что они сидят красивые уже в одном этом порошке. Можно играть с оттенками: потеплее, похолоднее, побольше темной растяжки, поменьше. Я каждый раз от клиентки слышу: «Это что-то новенькое, в этот раз мне прям очень нравится, в следующий раз будем делать так же». А я в следующий опять делаю что-то новенькое.
Что это за фишки?
Когда ты сидишь и ждешь клиентку Марию с уже замешанной миской, потому что знаешь, что она красится 5.0 у тебя вот уже который год подряд, становится скучно. Клиенток надо удивлять.
Проверенная техника от Елены Власовой
1
Разделите волосы центральным вертикальным пробором. Начинайте окрашивание снизу вверх, выделяя пряди диагональными зигзагообразными проборами. Используйте технику шатуш — тупируйте выделенные пряди (в начес должно уходить 80% волос) и наносите краситель на концы.
2
Таким образом обработайте всю голову, исключая теменную область.
В теменной зоне продолжайте работать в технике шатуш — используйте разделение, показанное на схеме, но у лица используйте прямые проборы (без зигзага).
3
Выдерживайте 40 минут, затем смывайте и тонируйте.
Во-первых, нужно очень любить свою работу. Без этого даже не стоит, наверное, начинать. Во-вторых, я считаю, что каждый день мы должны становиться в чем-то немножко лучше, а для этого нужно выходить из своей зоны комфорта. Заставляйте себя не делать одно и то же. Если вы увидели что-то, чего сами никогда не делали — попробуйте воплотить. Сразу не получится, но это полезный стресс. Мы все люди, мы все ошибаемся. Профессионалы на то и профессионалы, что они знают, как сразу же исправить ситуацию. Оттенок плюс-минус не тот? Ничего страшного, мы знаем, как скорректировать его так, что клиентка даже не заметит волнений. Главное — сохранить качество волос.

Нужно сомневаться в своей работе. Я очень не люблю людей, которые говорят: «Я классный, я все знаю и мне не надо учиться». У меня аж глаз начинает дергаться. Я 17 лет в профессии, и мне кажется, что мне еще учиться и учиться. А тут люди два года работают и уже все знают.
А что делать мастерам, чтобы не заскучать?
По возможности я наблюдаю за тем, что делают бразильские колористы. К нам приезжали Ромео Фелипе, Джонатан Прадо, Натан Коррейа, я была на их семинарах. Тот же Гай Тэнг приезжал когда-то. У Игоря Хонина я была несколько раз. Я стараюсь учиться у лучших, конечно. Моя голова — не мусорный бак. Я учусь только у тех, чьи работы мне очень нравятся.
У кого вы учитесь?
Колоссально изменились, на самом деле. Даже окрашивания, которые я делала полгода назад, выглядят совершенно иначе. И так, наверное, у всех колористов.
Изменились ли как-то ваши работы за последние годы?
Наше мастерство выросло. Изменилась плавность растяжек, оттенки стали интереснее, богаче, чище. Окрашивание стало держаться дольше. Мы научились идеально подбирать цвета, оттенки и сами растяжки под каждый индивидуальный случай. Даже если клиентка просит холодный оттенок, мы сделаем ей абсолютно другой, но она скажет: «Боже, это цвет моей мечты». То, чему учат на базовых курсах колористики, как-то вот не сходится с реальной жизнью вообще. Нужно и своей головой думать. Честно, я до сих пор не пойму вот эти разделения на цветотипы. У меня в голове есть несколько правил, которые я уже сама для себя с опытом выработала. Может быть, я им когда-то и научилась у кого-то, но то, что цвет глаз, кожи, вен на запястье — хорошие помощники в выборе цвета для клиентки, осознаешь уже с практикой.
В чем разница?
Если у клиентки на запястье зеленые вены — значит, мы имеем дело с теплым цветотипом. Если на руке синие вены, с холодным цветотипом. Если они смешанные, но зеленых хотя бы 20%, то цветотип все равно теплый. «Холодных» людей по сути очень мало. Все просят ледяной блонд, но он мало кому идет. Возраст тоже имеет значение. Женщинам в возрасте редко идет серый цвет. Даже если женщина в молодости ходила разноцветной, теперь ей все равно пойдут только теплые оттенки — цвет кожи уже другой. Важно и то, во что клиентка одета, какой у нее стиль. Пускай месяц, но ей ходить в этом цвете. Нужно точно попасть в цветонастроение.
Как вены на запястье помогают определиться с цветом?
Да, появилось много техник ее маскировки и обыгрывания. Почему-то все думают, что если седина, то все, пиши пропало! Но сегодня гораздо меньше клиенток просят закрасить седину. Если это стопроцентная седина и женщина привыкла ежемесячно подкрашивать корни, то она и сегодня будет их подкрашивать, но уже с растяжкой с какой-то. Игра цвета ведь освежает, омолаживает. Если это какая-то нитевидная седина или ее до 40 процентов, мы спокойно ходим с собственным цветом. Есть куча техник, позволяющих ее замаскировать, и этот результат будет держаться до полугода. Например, я стараюсь рисовать тоненькие ниточки на том месте, где есть седина. И когда волос отрастает, кажется, что это продолжение крашенного светлого волоса. Нет этой аммиачной желтой полосы, которая явно свидетельствует о том, что седина там есть и она была закрашена.
Кажется, что коммерческие окрашивания и ледяной блонд должны были изменить отношение женщин к седине. Это так?
Новым — да, я рассказываю абсолютно все, досконально. Я ведь прекрасно понимаю, какой стресс испытывает клиентка, даже если она следила до этого за моей деятельностью несколько лет. Часто приходят девчонки с крашеными волосами, которые несколько раз обожглись. Они боятся ошибиться в выборе мастера снова. Я чувствую их страх. Поэтому я по максимуму стараюсь общаться с ними, проводить консультации. Я вообще считаю, что нужно договариваться на берегу, все объяснять, рассказывать. Если она собирается осветляться, нужно обязательно сделать тестовую прядь — она покажет качество волос.

Под конец окрашивания клиентки уже спят. Они расслабляются, потому что понимают, что все хорошо и человек, который с ними работает — профессионал. Я и сотрудниц своих учу, что от новых клиенток нельзя отходить даже на пять минут. Это вы знаете, что она у вас там два часа может мариноваться в фольге. А у нее шок: мастер ушла! Клиентка должна чувствовать, что рядом всегда кто-то есть, что ее не бросили. Важно заручиться доверием.
Вы объясняете клиентке каждое свое действие во время окрашивания?
Все бросаю и уезжаю в отпуск (смеется). Забываю о работе на пару дней, а потом начинаю всех доставать. Я что-то придумываю, пишу своим девчонкам, что нужно сделать, пишу в инстаграм. Но эта перезагрузка реально работает. Ты выходишь на работу и тебе надо срочно покрасить все, что движется.
Какой бы любимой ни была работа, в любой момент может случиться усталость и выгорание. Как вы с этим справляетесь?
Не переусердствуйте с опекой: излишняя обеспокоенность мастера состоянием клиентки скорее вызовет подозрение в непрофессионализме, чем доверие.
Любимые инструменты и средства Елены Власовой
Самое крутое средство, без которого я не представляю своей работы, это основоположник Olaplex. Сейчас их уже много разных появилось, но функция одна — защита волос во время окрашивания. Очень крутая штука, которая на самом деле работает.
Назовите лучшее средство, появившееся за время вашей работы.
Кератиновое выпрямление, ботокс и все то, что позиционируется как лечение волос, хотя на самом деле их только разрушает. А о том, что происходит с организмом во время этой процедуры, я вообще молчу: мастер, который постоянно работает и дышит формальдегидом, испаряющимся из-под утюжка, наносит урон своему здоровью. Это очень опасная штука. Во многих странах она вообще запрещена.
А самое бесполезное?
Защитники кератиновых выпрямлений настаивают на том, что сейчас появились другие составы, без формальдегида. Но тогда объясните мне, пожалуйста, какой состав может на месяц, на полгода разгладить волосы?
И потом, эта процедура сжигает волосы: нужно десять раз провести горячим утюжком по влажным волосам. Я вижу тест-пряди девчонок, которые с кератиновыми волосами приходят краситься в блонд: они просто сгорают, они от корня отламываются. Да, возможно, новые составы менее пахучие и менее агрессивные, но это все еще химическое выпрямление. Я сама его раньше делала, мне его продавали маркетологи, рассказывали, что он классный, я ходила на обучение. Да, вроде вау-эффект есть, волосы гладкие. Но что-то у меня волосы до сих пор никак не могут отрасти после этого кератина. Хотя я работала со средствами дорогих брендов.
Эта процедура не требует большого ума, ей не надо учиться годами — достаточно одного дня. А маржинальная стоимость этой процедуры очень высока. Салону это выгодно. Клиентку легко на эту процедуру подсадить: через некоторое время волосы начинают пушиться, а значит надо бежать за повторным кератиновым выпрямлением. Вот я как подсела на шеллак для ногтей, так все, хожу с ним годами. То же и с кератиновым выпрямлением. Если бы мы не умели красить, то, наверное, бы до сих пор предлагали эту услугу. Те, кто знают, что такое кератиновое выпрямление и делают хорошее окрашивание— они просто отказываются от работы с кератином.
Почему их до сих пор не запретят?
К сожалению, это никак не предотвратить. Какие-то профессиональные болячки всегда будут: у кого ноги, у кого спина, у кого все сразу. У нас есть мастер, у которой достаточно серьезная аллергия на руках на любой краситель. Но ничего не поделаешь, она работает, пока может работать. Да в любой сфере абсолютно есть профессиональные болячки. Чем-то надо жертвовать.
Вы как-то ограничиваете воздействие химикатов на мастеров?
За три дня до окрашивания мы обязательно приглашаем клиентку пройти тест на аллергию. Раньше люди возмущались, не понимали, что это такое. Но так и должно быть в каждом салоне. При наличии аллергии мы отказываем в окрашивании. Потому что, не дай бог, какая-то сильная реакция будет, и что мы будем делать? Мы — тот салон, который соблюдает все стандарты. Если же клиентка отказывается проходить тест, она оформляет письменный отказ. Кто-то уже не первый раз краситься у нас, так что в повторном прохождении теста нет необходимости. Кто-то, наоборот, знает, что он аллергичный человек по жизни. Такие — да, бегут к нам на тест. Заодно можно провести консультацию.
Проводите ли вы аллергический тест для клиенток?
Читайте также: