Подписочку?
Мы будем присылать вам подборку лучших статей, всего один раз в месяц — и ничего лишнего.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
Каких знаний не хватает визажистам?
ФОТОГРАФИИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ АНДРЕЕМ ЛООСОМ
Разговор о художественном вкусе и плюсах междисциплинарности
Андрей Лоос — визажист, фотограф и ретушер. Среди его клиентов — журналы и телеканалы, артисты и селебрити. Знание нескольких областей бьюти-производства позволяет Андрею смотреть на макияж с разных перспектив и транслировать студентам более полное представление о том, как работают техники и средства. Поделился он своим опытом и с нами.
ИЛЛЮСТРАЦИИ: САША БАРАНОВСКАЯ
Я не имею в виду, что естественный макияж — это просто. Скорее это не так интересно, как какие-то более творческие вещи. У меня совершенно нет предубеждений, я считаю, что каждая тенденция имеет право на существование и на конкретном человеке может смотреться интересно.

Эстетика и вкус — это, конечно же, личное дело каждого. Мне, в первую очередь, не нравится непрофессионализм. Каким бы странным ни был макияж, если он сделан гармонично и технично, если он эстетически приятен, если он интересен, если он выполнен действительно профессионально и на достойном уровне, то я совершенно ничего не имею против.
В одном из постов вы говорите, что для вас, как для художника, естественный макияж — это слишком просто. Какие еще тенденции макияжа вам чужды эстетически?
Наверное, моя исключительность как мастера и преподавателя в сфере бьюти заключается в том, что я смотрю на бизнес с разных сторон: и как художник, и как фотограф, и как профессиональный ретушер, и как гример, и в том числе как визажист — в свое время я изучал все эти отрасли. Поэтому и мастер-классы востребованы самые разные, ведь моя точка зрения несколько отличается от видения более узко ориентированных специалистов.
Расскажите о ваших мастер-классах. В чем их специфика?
Как может не нравиться то, что сделано с большим трудом и знанием дела? Естественно, это всегда вызывает только восторг. Поэтому куда бы ни приклеили ресницы, как бы своеобразно не накрасили глаза и губы, мне это понравится в том случае, если это сделано круто.
Есть мнение, что российские мастера сильно превосходят своих западных коллег в технике исполнения макияжа. При этом стиль и актуальность макияжа зачастую хромает. Может ли это быть связано с тем, что некоторая «зацикленность» на технике не позволяет взглянуть на свое дело шире?
Да, есть такое мнение, я и сам достаточно часто его озвучиваю. И это присутствует не только в макияже, но и в искусстве, и в кинематографе, и в других отраслях творческой деятельности человека. Наверное, зацикленность на деталях зачастую не то чтобы мешает русским, а скорее играет с ними злую шутку. Детали — это прекрасно, и да, они должны быть идеальны и совершенны, но они ничего не стоят, если в совокупности не оказывают должного эффекта на зрителя. В университете преподавательница по живописи как раз-таки меня учила, что если из всего натюрморта, который вы написали, вам нравится только какая-то его часть — горшок, там, или цветок — значит вся работа в целом — полное, пардон, говно. Заметьте, что мы никогда не рассматриваем произведения классических живописцев, подходя к ним вплотную — большое произведение всегда требует дистанции, только так можно получить общее впечатление.
Какие из них пользуются наибольшим спросом?
Особый интерес всегда вызывают мастер-классы, связанные с некой тотальной трансформацией, с неким вау-эффектом, который появляется на площадке. Как правило, это мастер-классы, затрагивающие вопросы возрастного макияжа или лифтинг-макияжа, потому что тут есть явное перевоплощение и визуальное преображение модели. Также публике всегда интересен макияжу звезд: там я рассказываю и о своем опыте общения с клиентами, и о работе в интересных и неожиданных локациях. Большой интерес вызывают мастер-классы, связанные с объяснением вещей, к пониманию которых приходишь именно на стыке специализаций.

Конечно, есть мастер-классы, связанные с колористикой. Художественное образование и видение профессии с точки зрения мира искусства позволяет мне очень много рассказывать о художественном подходе к цвету, которому учат настоящих живописцев. Визажисты все-таки тоже в некотором роде живописцы, и им зачастую очень не хватает академических знаний о цвете, о его природе, о тех свойствах, которыми он обладает, и о том, как наш глаз воспринимает окружающую действительность и реагирует на нее.
Аудиоцитата
На Западе много мастеров — выходцев из смежных творческих специализаций с хорошим художественным образованием. В процессе их обучения и становления им было привито умение видеть общую картинку, целостную, гармоничную. А наши мастера зачастую приобретают великолепную технику путем упорной практики и многолетних тренировок, но при этом именно художественного видения, вкуса и правильного восприятия макияжа и образа они не получают.
Для съемок вам доводилось красить не только женщин, но и мужчин. Расскажите, какие средства вы используете для «мужского» макияжа?
Мужской макияж, в отличие от женского, заключается по большей части исключительно в коррекции: прыщичков, синячков и тому подобного. В работе с мужчиной, в отличие от работы с женщиной, приукрашивание внешности не является целью. Есть необходимость скорректировать, подчеркнуть, а по большей части именно скрыть некие особенности внешности. Поэтому для мужского макияжа, конечно же, в первую очередь важна уходовая составляющая: различные подготовительные средства, база для макияжа, кремы, которые помогают справиться с сухостью, шелушениями. Следующий дивизион — это тональные средства, основные, которые помогают справиться с нежелательным цветом, выровнять тон лица и текстуру кожи. Опять же, в разумных пределах, потому что мужская текстура кожи в кадре смотрится красиво, и лицо должно оставаться фактурным. Иначе получится пластиковая кукла, это будет выглядеть неэстетично. Тон должен обладать достаточно плотным и при этом мелкодисперсным пигментом — такой хорошо справляется с маскировкой цветовых недочетов, но при этом остается незаметным и не меняет фактуру кожи, оставляет ее максимально живой и свежей. А что касается декоративных приемов прорисовки внешности — подводки, накрашенных ресниц, смоки айс, жесткого контуринга — к ним, конечно, прибегают наши артисты, но в основном к ним обращаются исключительно тогда, когда того требует ситуация.
Проверенная техника от Андрея Лооса
1
Подготовьте кожу к нанесению средств. Используйте базу, соответствующую данному типу кожи или обладающую нужным эффектом: например, лифтинг-эффектом, если дело касается возрастного макияжа.
2
Проработайте кожу очень легким тональным флюидом при помощи штампующих инструментов (например, бьюти-блендера) для того, чтобы в целом немножечко выровнять общий тон кожи.
Нанесите консилеры на те зоны, где это необходимо.
3
В качестве финиша нанесите не пудру, а стойкий матовый тональный крем в виде аэрозоля при помощи аэрографа. Тогда можно получить очень гладкую, практически бестекстурную поверхность, которая будет очень хорошо выглядеть и в жизни, и в кадре.
Что может ретушь, чего до сих пор не может косметика?
Ретушь может очень многое — практически все, наверное. Мы прекрасно знаем киноперсонажей, целиком нарисованных на компьютере. Они не просто выглядят как живые, для человеческого глаза они вообще неотличимы от настоящих актеров. И что интересно, зачастую вот такая цифровая коррекция выглядит даже более натуралистично, чем макияж: для того чтобы перекроить и перерисовать внешность, макияж нужно наносить достаточно плотно, и человеческий глаз легко различает его на коже. А когда в кадре выполняется высококлассный постпродакшн, он практически не заметен глазу, это выглядит очень естественно и эффектно. И, конечно же, ретушь позволяет именно пластически менять пропорции и внешность человека, при помощи косметики этого сделать пока еще невозможно. Только при помощи пластической хирургии.
Расскажите о своих любимых техниках и хитростях, к которым вы прибегаете.
Конечно, я использую самые разнообразные техники нанесения, работаю с самыми разными инструментами и средствами, постоянно пробую что-то новое, постоянно пробую миксовать, поэтому на этот вопрос можно отвечать бесконечно — благо, у меня есть курсы. Естественно, для того чтобы это делать, нужно обладать достаточно обширными знаниями в области состава средств и специфики инструментов.

Я очень люблю технику нанесения аэрографом, потому что она резко отличается от всего остального. Я люблю работать крупными кистями для растушевок — мелкие и тонкие кисточки не позволяют создать нужный общий эффект, они совершенно ненужно акцентируют внимание на деталях. Я люблю работать с различными постижерными изделиями — накладными волосами, ресницами или накладками для макияжа, которые я сам изготавливаю под определенные арт-проекты.
Минимальная цена набора для аэромакияжа составляет около 14 тыс. руб.
Не знаю, почему так получилось, но даже когда я учился в университете Косыгина на модельера и делал исследование о моде, я почему-то не читал модных журналов. Я предпочитал не замыливать взгляд, чтобы не забрасывать себе в голову всякие идеи для интерпретации, которые потом мог бы дублировать.

Поэтому я по сути ни за кем не слежу, лишь эпизодически листаю инстаграм и фейсбук, поскольку подписан на большое количество интересных аккаунтов визажистов, фотографов и ресурсов, которые публикуют всякие источники для вдохновения. Этой насмотренности мне вполне достаточно для того, чтобы оставаться в курсе происходящего.
За кем вы следите и на кого ориентируетесь, чтобы быть в курсе происходящего на бьюти-рынке?
Вместе с компанией BeautyDrugs я посещаю различные выставки косметики — в конце концов, все новое производит сам рынок. Состав средств декоративной косметики напрямую зависит от развития технологий, они и обуславливают появление новых трендов.
Расскажите о работе с референсами. Как клиенты объясняют, что им нужно? Как объясняете свое предложение вы?
Как правило, я собираю дифференцированные референсы: если дело касается фотосессии, то один референс может быть по освещению, другой — по позированию, третий — по колористике проекта в целом, четвертый — по каким-то деталям макияжа и прически, которые можно использовать в данном контексте. А что касается работы с клиентами, то обычно они сами озадачиваются проблемой референсов и готовят картинки, на которых показывают, какой им нравится макияж глаз, какие губы, тон, сияние, прическа и прочее. Если они не могут собрать референсы, перед мастером ставится задача что-то им подобрать. Клиентки, с которыми я давно работаю, мне полностью доверяют. Они просто говорят: «У меня сегодня вот такое мероприятие, у меня вот такое платье, это будет в такое время, там такое освещение». «Окей, раз у тебя такое платье, — отвечаю я, — значит будет хорошо смотреться то-то и то-то, если спина открытая, волосы распустим, если шея закрытая, волосы соберем». Решение принимается коллегиально и образ создается непосредственно по ситуации.
Какой макияж, из увиденных недавно, вам особенно запомнился?
Сложно сказать. Я их вижу такое количество постоянно и непрерывно, что не в силах сконцентрироваться и выделить что-то одно. Но меня сильно вдохновляет кинематограф, в частности фильмы компании Marvel, потому что у них всегда есть на что посмотреть: и образы, и красивые прорисовки в макияже. Опять же, они могут быть не суперсовершенными технически, но зато интересными по задумке и соответствующими образу и стилистике всего происходящего. Меня вдохновляют подобные решения и гримы.
Чтобы произвести должный эффект
на зрителя, к работе над фильмом привлекается большая команда. Макияжем героев фильма «Мстители: Война бесконечности» занималось 99 мастеров. Костюмы подбирал отдел из 88 человек. Художественные задумки режиссеров реализовал департамент из 241 человека. А вот созданием визуальных эффектов занималась команда из 1996 человек.
Любимые средства Андрея Лооса
Скорее не как ему начать работать с селебрити, а что нужно сделать для того, чтобы наши селебрити начали работать с ним (смеется). Вот когда он станет достаточно именитым визажистом, тогда и будет сам выбирать, с какой звездой работать. А пока он начинающий, его должны выбрать, и он должен приложить к этому все усилия.

Безусловно, нужно создать хорошее и очень наглядное портфолио. Необходимо проявлять клиентоориентированность и лояльность, чтобы люди тебя рекомендовали и передавали, так сказать, из уст в уста и из рук в руки. Нужно проявлять профессионализм в командной работе, быть комфортным, быть психологом: когда-то посоветовать, а когда-то снисходительно отнестись к причудам клиента. Когда-то проявить силу воли. Естественно, нужны определенные такт и обязательность. Нужно быть ответственным мастером и держать определенную ценовую политику, знать себе цену как специалисту. И тогда все придет. Селебрити в нашей работе — это далеко не предел мечтаний. Все-таки мы коммерческие мастера, и для нас самый хороший и приятный проект тот, который помимо славы и популярности приносит деньги.

А с финансовой точки зрения нужно в первую очередь провести подготовку в голове. Нужно понять, что каждая работа имеет цену.
Как начинающему визажисту или стилисту начать работать с селебрити? Как подготовиться с финансовой точки зрения?
Ошибка очень многих молодых мастеров — это бесконечный демпинг. Если посчитать, сколько на данный момент мастер должен вложить в собственное образование, развитие и закупку косметики, и исходя из этого подсчитать цену услуг, то она не будет низкой.
Многие молодые мастера этого не понимают, соглашаются работать бесплатно, за 500 рублей, и таким образом они очень сильно демпингуют рынок и обесценивают свою профессию и свои навыки. А если они сами себя не ценят, то и никто не оценит по достоинству то, что они делают. Нужно обладать определенным достоинством и ценить себя как мастера, ценить свой профессионализм, ценить свои навыки. В этом, наверное, и заключается финансовая подготовка. Если человек будет все это делать, то придет и слава, и деньги, и известность, и он или она будет иметь ту работу, которую хочет, и работать с теми клиентами, с которыми нравится работать.
Можете разобрать, как достигаете одного и того же результата на моделях до 50 и после? Полагаем, разница в базе под макияж?
Я бы не сказал, что результат на моделях до 50 и после совершенно одинаков. Естественно, возраст в любом случае виден — над временем мы пока не властны. Но визажистам под силу в значительной мере скрасить возрастные изменения. Как я этого добиваюсь? Наверное, я умею создать такое хорошее настроение моим моделям, что они сразу молодеют (смеется). А кроме шуток — да, безусловно, возрастной макияж требует определенной подготовки лица и кожи. Используются различные маски: увлажняющие, лифтинговые, питательные и любые другие, каких требует ситуация. Также могут использоваться различные гримерские секретики типа механической подтяжки лица. Ну и, разумеется, определенные приемы прорисовки лица, которых уйма. Антивозрастной лифтинг-макияж — это целая тема для подробного рассказа и мастер-класса, который, кстати, я как раз проведу в декабре.
Расскажите о самом сложном случае в вашей практике.
Мне кажется, понятие сложной и тяжелой работы возникает в том случае, если тебе не нравится, чем ты занимаешься. Поэтому я не могу сказать, что для меня какие-то моменты работы в тягость. Да, бывает разное: бывает холодно, бывает темно, бывает, что среди клиентов встречаются неприятные люди. Но все это ничто, если ты действительно горишь своим делом, если любишь профессию.

Бывают просто сложные съемки. Например, сложно снимать зимой на улице, потому что холодно. Помню, мы снимали так клип одному известному исполнителю, и было до такой степени холодно, что я ходил в двух пуховиках и уггах поверх кроссовок на шерстяной носок — просто никак не мог согреться. Эти съемки продолжались два дня.

Бывают достаточно сложные клиенты, так называемые энергетические вампиры, с которыми ты проводишь два часа, а кажется, что две недели. Ты морально выдыхаешься до такой степени, что просто приходишь домой, падаешь на диван и спишь. Так что тяжелый случай — это вопрос отношения. Если относиться с пониманием и улыбкой к тому, что ты делаешь, и любить свое дело, то любая тягость будет в радость. Чего и вам советую.
Если визажист хочет проводить мастер-классы, к чему нужно быть готовым? Как скоро это окупится?
Мне кажется, возможность проведения мастер-классов зависит не столько от желания человека их проводить, сколько от того, насколько информация, которой он обладает, ценна и достойна того, чтобы ей делиться, насколько мастер профессионален, каков его общий уровень развития и образования. Поэтому я бы вообще, в принципе, не стал затрагивать деньги в данной теме. Все-таки мастер-классы — это образование, и здесь глупо говорить о цифрах. Они проводятся не с целью заработать деньги. Если человек — преподаватель, то им в первую очередь должно двигать желание научить людей, желание поделиться своими знаниями для того, чтобы освободить в своей голове место под новые, желание поделиться информацией с теми, кому она тоже нужна, кто готов ее принять и впитать. То есть это благое дело, в определенной степени альтруизм. Естественно, если человек живет и дышит этой высокой целью, он будет вознагражден.

Мне искренне обидно, что сейчас очень многие мастера, которые не имеют права обучать других людей ни в силу своего профессионализма, ни в силу своего образования, проводят мастер-классы. Они читают методические программы не собственного авторства, делятся не своими наработанными знаниями, часто делятся неверными знаниями, дезинформирующими людей, и при этом плодят огромное количество безвкусных, бездарных, бестолковых псевдомастеров, которые впоследствии порочат благородную профессию визажиста. За это искренне обидно, это неправильно. А связано это с тем, что многие как раз думают, что это легкие деньги. Эта профессия все-таки от искусства, это профессия, которая требует видения, которая требует вкуса, образования, умения, желания учиться и обучаться всю жизнь, а не две недели.
Читайте также: