Подписочку?
Мы будем присылать вам подборку лучших статей, всего один раз в месяц — и ничего лишнего.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
«Предсказания — это непрофессионально»
ФОТОГРАФИИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ АЛИЕЙ АСКАРОВОЙ
о страсти и риске в работе с цветом
Мастер по колорированию Алия Аскарова специализируется на цветных окрашиваниях — тех, что, по ее словам, позволяют раскрыть внутренний мир клиентки и отличить «своих» в толпе. Мы поговорили с Алией о тонкостях руководства салоном и самых сложных окрашиваниях в ее жизни.
ИЛЛЮСТРАЦИИ: ДИЛЯРА ХАСАНОВА
«Предсказания — это непрофессио-
нально»
Начну с предыстории. Только приехав в Санкт-Петербург, я устроилась работать в студию Дениса Осипова. За восемь лет я выросла от мастера первой категории, стажера, до креативного директора салона. Следующей ступенью на этой карьерной лестнице было стать совладелицей, но мы с Денисом поговорили по душам и поняли, что наши взгляды на развитие салона расходятся: у нас все-таки достаточно разные ценности, так что вместе работать над одним проектом в дальнейшем мы не можем.

Я начала присматриваться к другим местам: походила по собеседованиям, поговорила с теми, кто работает в интересующих меня салонах. Вскоре я осознала, что нет такого места, куда я хотела бы прийти и остаться. К тому же, мной довольно сложно управлять, ведь я сама занимала управляющую позицию и легко считываю все манипуляции. Тогда я сказала себе: «Все, Аля, тебе нужно либо открывать свой салон, либо уходить в частную практику».
Как вы решились на открытие собственного салона?
Я люблю сложные задачи, например, сочетать несочетаемое. Это что-то такое на лезвии ножа, на грани между «суперкруто» и «о боже, что ты с собой сделала».
В последние пару лет у меня начала развиваться аллергия — как ни печально, это болезнь всех мастеров, особенно тех, кто очень много работает с химическими составами. В таком режиме я могла проработать еще года три-четыре, не больше. Профессию я менять не хотела, хотела продолжать творить и получать от этого удовольствие, и я увидела для себя другой путь: стать креативным директором и управляющей, брать творческие проекты и помогать развиваться ребятам, которые будут со мной работать. Поэтому я решила открыть салон — и вложила в него все деньги, накопленные на квартиру. В начале года будет праздничное открытие, к которому мы как раз доделаем ремонт и декорации. Пока салон работает в режиме «лайт»: нужно посмотреть, как пойдут дела.
Почему выбрали первое?
Изготовление некоторых деталей, например, клетки администратора, требует времени и денег. Сейчас я лучше куплю еще сто коробок краски, чем клетку, которая не принесет прямой прибыли.
Вы правы. У салона достаточно яркое название, которое заставляет задуматься: а чем же там будут заниматься? На самом деле, все прилично (смеется). Заниматься мы там будем только волосами и внешним видом человека.

Над названием я думала около года. У меня было около 40 вариантов. К colorporn, созвучному unicorn, я пришла через всевозможные сочетания слов и их вариации. Мне хотелось изобрести какое-то новое слово, которое будет будоражить сознание, вызывать вопросы. Другие названия тоже были классными, но, к сожалению, когда я начала их гуглить или вбивать в инстаграме, обнаруживала что-то похожее. А мне не хотелось быть одной из десятка Сut and color или Сat and color. К тому же, мы живем в Питере, тут точно нужно было что-нибудь креативное и интересное.
Салон будет называться Colorporn, и вы упомянули клетку — рискнем предположить, что подразумевается определенный антураж.
HairFucker, Park by Osipchuk, Vmesto — все это очень камерные и индивидуальные места, на них невозможно быть похожими. Они стали такими, какие они есть, благодаря людям, которые там работают. HairFucker не был бы HairFucker, если бы не Маша и Кирилл. У меня тоже есть свои принципы и способы работы, которые сделают Colorporn чем-то совершенно новым и не похожим на другие салоны.
В Питере много самобытных салонов. Вы хотите сделать нечто похожее?
Да, все верно. Мы будем специализироваться на ярких окрашиваниях — креативных, но в то же время качественных. Волосы будут иметь здоровый внешний вид и ни в коем случае не будут выглядеть вульгарно. Яркий цвет — он же раскрывает человека. Натуральность не позволяет нам ничего узнать ни о внутреннем мире, ни о роде деятельности, в некотором смысле это маска, в которую нужно достучаться, если вы хотите узнать, что же там за личность. А как только она позволяет себе то, о чем давно мечтала, ей в хорошем смысле сносит крышу. Рамки рушатся, забор ломается: она расправляет плечи и заявляет о себе. Окружающие, видя человека с цветными волосами, понимают, что внутри у нее что-то еще более яркое и интересное.
Года два назад все начали говорить о том, что секс больше не продает, в моду вошла естественность. Концепция вашего салона — это заигрывание с публикой, уставшей от простоты?
Стричь и укладывать, разбираться в стилистике и колористике, хорошо рисовать и иметь развитое видение. Я считаю, что классным мастером можно стать только тогда, когда ты умеешь делать все. Мое основное направление — колористика, но красивый цвет ничто, когда у тебя некачественные волосы, плохая стрижка, секущиеся концы или, например, укладка без объема. Цвет смотрится гораздо круче на блестящих волосах, на волнах, образующих переливы.

Все эти годы, что я занимаюсь колористикой, я стараюсь развиваться разносторонне: хотя бы раз в год прохожу обучение в каждой сфере — в укладках, в стрижках, в цвете. Сейчас к ним добавились бизнес-тренинги и преподавание. Передавая знание другому человеку, ты углубляешься в предмет и смотришь на него как бы под другим углом. Сейчас, например, я хочу написать курс моего понимания цвета. Обучить не техникам — хотя это проще, ты отрисовала, а остальные повторяют — а именно чувству и пониманию цвета. Это достаточно сложно.
Что нужно уметь колористам помимо, собственно, окрашивания волос?
Аудиоцитата
Да, чтобы какой бы то ни было цвет чисто и ровно лег на всю длину, нужен чистый и ровный блонд. Если волосы многократно окрашивались и внутри них скопилось много остаточного пигмента, привести их к белому (или, скажем, светло-желтому) листу практически невозможно. На такие нормально лягут только цвета плотных оттенков, например, красный. Колористика — достаточно сложная вещь. Один цвет можно забить вторым, но нельзя третьим: например, оранжевый невозможно закрыть светло-голубым, он обязательно превратится в какой-то непонятный и некрасивый серо-коричневый. Зачем тогда красить голубым то, что не прокрасится?

Для каждого цвета нужны определенные уровни тона. Между синим и зеленым в этом плане большая разница: чтобы покрасить в красивый синий цвет, нужно сначала затонировать светло-желтый в более холодный и сделать его белым — на белом голубой будет голубым. Если же мы нанесем голубой поверх желтого, получится, как мы знаем, зеленый. И таких нюансов очень много. Невозможно сделать один цвет на разных базах. Да даже один и тот же цвет может лечь по-разному на одну и ту же базу в разные периоды: вот съездила клиентка на море — и ее волосы выгорели и стали пористыми.
Есть ли разница в работе с синим и, допустим, зеленым цветом, кроме подготовки к их нанесению?
Все равно нужна ровная база, и чем ровнее, тем лучше. Хитрость моего подхода в том, что я этому правилу не всегда следую. Иногда, смотря на то, как волосы выглядят после осветления, я отмечаю: ага, есть зоны, где получился тот самый чистый лист бумаги, а есть зоны, где остались мятный, розовый и еще какой-то цвет. И сразу прикидываю, какой цвет хорошо ляжет на той или иной из них, стоит ли сразу нанести на корни чистые цвета, которые могут не получиться потом. Я не обесцвечиваю волосы еще больше, если понимаю, что однотонного полотна не достичь: многие красители имеют свойство засесть в волосах, и как бы ты их не убивала, пока они в мойке вместе с цветом не останутся, ты не сможешь их вывести.
Если окрашивание разноцветное, требования к базе как-то меняются?
Можно предположить. Предсказаниями никто не занимается: угадать наверняка можно только выяснив от и до всю историю жизни волос. Если волосы до поясницы, нужно как минимум узнать, что девушка делала последние восемь лет — делала ли окрашивания и какие-либо процедуры, ездила ли в страны с непривычным климатом, болела ли она, лечилась ли антибиотиками, не беременна ли. На состояние волос и на то, как краситель с волосами справится, влияют разные факторы.
Возможно ли предсказать результат окрашивания?
Расскажу два самых жестких момента из моего опыта. Однажды ко мне пришла девушка, которая ни разу не красилась (привет ей, если читает!). Девушка сама по себе интересная, но довольно скромная, немного даже зажатая, и тут говорит: «Хочу цветные волосы». В ходе обсуждения решили, что сделаем ей нежно-лососевый цвет, такой розово-персиковый, который точно освежит кожу ее лица, будет смотреться классно и не вульгарно. Сделали, она ушла в восторге, написала мне в километровом отзыве, что все ее друзья тоже в восторге — в общем, все хорошо.

В следующий раз, придя с отросшими корнями, она сказала: «Хочу покраситься в зеленый, рыжий и красный — чтоб как осенний лист». Я переспросила, уверена ли она, поскольку это сочетание довольно ядовитое и вызывающее. Оно у меня с ней не ассоциировалось, и здесь я совершила ошибку, не прислушавшись к себе. После моих объяснения, как все будет выглядеть, ее решимость никуда не делась. И мы ее покрасили. Получилось классно, красиво, но вижу — она сомневается. Думаю, ну, ладно, через пару дней привыкнет. Но вечером от нее приходит сообщение: «Алия, я не могу так жить, это ужасно». «Ну, хорошо, — говорю, — приезжай. Но имей в виду, что мы тебя красили краской, которая так быстро не выходит». И я отменила всех клиентов, которые были записаны на этот день. Окрашивание исправили. Естественно, за мой счет. Так что когда вы ошибаетесь, рискуете вы не только своим временем, нервами и силами, но и карманом.
В какие непростые или неловкие ситуации, связанные с окрашиванием, вам доводилось попадать?
Она была уверена, что все будет хорошо. Ну и я же тоже понимала, что делаю. А вообще я всегда предупреждаю клиенток о последствиях многократных осветлений. Иногда ко мне приходят девушки и говорят: «Хочу белый». И я им объясняю, что белый цвет — это короткие стрижки. Волосы надо будет постоянно чистить, потому что они впитывают все, включая воду, которой мы моем голову: содержащиеся в ней пигменты делают цвет желтым, грязным.

И то же самое и здесь: вымыть цвет в ноль без агрессивных щелочных или кислотных продуктов невозможно. А это тоже влияет на волосы, потому что меняется уровень PH. И там, где канат тонкий, волос начинает рваться.
Клиентку не остановило то, что испортится качество волос?
Тогда я поняла: если сомневаешься сама, не делай. Если человек хочет кардинально перекраситься, но видишь, что сомневается — тоже не делай. Возьмите пару дней, чтобы еще подумать.
Да. Несколько лет назад на рынок вышел продукт, который обещал любой брюнетке стать платиновой блондинкой за одно применение. Естественно, реклама с такими заявлениями заинтересовала меня, и я на всякий случай прошла обучение. Как оказалось, продукт действительно работает, и даже не ломает волосы. Вот только модель с тренинга мы видим один раз в жизни, и как ее волосы ведут себя потом, мы не знаем.

Как раз тогда у меня появилась новая клиентка, бывшая блондинка с длинными рыжими волосами. Она пришла ко мне с просьбой обновить цвет и сделать его более стойким, поскольку предыдущий постоянно смывался. Я и сделала стойкий — три-четыре раза забивала пигментом, чтобы прям хороший был цвет. И тут спустя какое-то время она приходит и говорит: «Мне надоел рыжий. Хочу снова быть блондинкой».

И мы начали постепенно превращать ее в блондинку. Сначала она ходила светло-русая с мелированными корнями. Концы постепенно вымывались, и когда они стали достаточно русого цвета, мы загасили рыжий — к тому моменту он уже стал русо-коричневатым. Корни мы осветляли, чтоб они не отрастали четкой полосой.
Вы сказали, что был и второй неприятный случай.
Однажды клиентка мне звонит и говорит: «Аль, я слышала, есть такой продукт, давай попробуем». А я же только что прошла обучение, так что согласилась. И вот мы встретились, стали наносить средство, но, видите ли, в чем дело — я не сделала тестовую прядь.
Я нанесла на волосы на самых щадящих процентах блондирующую смесь: в разных пропорциях, все как нужно, по порядку. Я постоянно была около нее и проверяла состояние волос. Но проверяла в основном на уровне от груди до пояса, потому что именно эта длина чаще всего ломается. Я их растягивала, смотрела, не рвутся ли. Все было хорошо. Уже появился светло-желтый цвет, предыдущий совсем ушел. Мы идем мыть голову, и знаете, что происходит? Вот этот огромный хвост, от плеч до пояса, начал оставаться у меня в руках вместе с продуктом.

Почему так случилось? Я не сделала тестовую прядь, хотя клиентка у меня обслуживалась только год. А волосы сами не расскажут, что с ними делали. Уже потом, когда она стала вспоминать, где красилась раньше, выяснилось, что ее осветляли девятипроцентным блондораном, а это очень травмирует волос.
И получается, я нанесла средство прям на полосу надлома: это критическая длина, где встречаются осветленные и отросшие волосы, и осветляющие средства на нее наносить просто нельзя. Волосы клиентки начали ломаться ровно по этой линии. Полметра длиной, они оставались в моих руках. Мне стало плохо: я знала, как девушка обожает свои волосы, с короткими она никогда не ходила. Попросила ее подождать, и сама ушла на кухню и начала реветь. Я просто не знала, как ей об этом сказать. Меня успокаивали всем салоном.

Я вернулась, принесла продукт, который завершает технический процесс, и, перед тем как отвести ее обратно в кресло, говорю: «Лен, у нас все плохо. Половина волос осталась в мойке». Ее хвост реально стал реже в два раза. Я предложила все срезать, но она ни в какую. Стоит отметить, что она реально стало белой, как стена! Мы получили то, что хотели, но понесли колоссальные потери.

Она ходила белая и счастливая, но волосы продолжали ломаться и редеть. Со стороны выглядело так, будто стрижка и задумывалась рваной, но я знала, как было на самом деле. И за два месяца до Нового года она пришла со своими подружками, мы купили шампанского, и в этой праздничной атмосфере она на камеру сама себе отрезала волосы.

С того момента прошло почти три года. Сейчас она блондинка с волосами по поясницу. Мы постоянно добавляем ей какие-то оттенки, делаем цветные пряди — однажды потеряв волосы, она стала проще к ним относиться. И насколько я поняла, сейчас она не может доверить себя никому другому потому, что мы вместе пережили этот опыт. Он нас сильно сблизил.
Я продолжаю им работать, объясняя клиенткам, что это не панацея. В некоторых случаях оно поможет, а в каких-то случаях не поможет ничего. Тем, кому оно не подходит, я рассказываю приключившуюся со мной историю.
В каких отношениях вы теперь с тем средством?
Проверенная техника от Алии Аскаровой
1
Подготовьте базу. Помните, чем ровнее база — тем чище и ярче будет результат.
2
Разделите волосы зигзагообразными проборами на отдельные пряди.
3
Наносите цвета в последовательности цветового спектра с одинаковой плотностью, используя технику обратной оттяжки.
Индустрия красоты очень сильно коммерциализирована. Перевыпускается очень много средств, уже выпущенных ранее — просто они преподносятся, так скажем, под другим соусом. Сегодня приходится выбирать из огромного количества продуктов. И если идешь на поводу у маркетинга и приобретаешь дорогие средства, приходится понижать стоимость работы мастера — клиент-то получает услугу по прежней цене. Это неправильно.
Какие продукты, появляющиеся на рынке, действительно работают, а какие просто пускают маркетинговую пыль в глаза?
Чтобы понять особенности нового красителя, нужно как минимум год на нем поработать. У нас таких возможностей нет, поэтому иногда мы приглашаем к себе технологов компаний: в течение недели они проводят весь день в студии, и под их надзором мы пробуем привычные цвета нового производителя на наших клиентах. А потом смотрим, насколько качественнее и круче получается.
Как вы тестируете новые средства?
Это все опять же маркетинг. Есть только одна новая техника, air touch. А все остальное — это принципы расположения цвета, а он может быть каким угодно. Зависит от художественного видения.
Как вы относитесь к коммерческим техникам окрашивания?
Есть фиксированные цены на работу. Чем сложнее твоя работа, чем больше времени она занимает, тем выше ее стоимость. Например, на окрашивание в один ровный цвет у меня уйдет час-полтора, тогда как сложные окрашивания иногда занимают и по 10 часов. Поэтому есть сегментация: сложные работы, авторские техники, суперсложное окрашивание с осветлением. Если клиентка честно говорит: «Мне не хватит», я к этому спокойно отношусь. Тогда я либо пытаюсь придумать альтернативные способы, либо рекомендую других мастеров, которых я знаю и в которых я уверена. Под любой кошелек можно найти профессионала.

Если девушка пришла в первый раз, и у нее очень длинные волосы, я предупреждаю, что средства может понадобиться больше, поэтому ей нужно иметь про запас еще, скажем, две-три тысячи.
Часто бывает так, что клиентки, которые доверяют своим мастерам, полностью полагаются на их видение и вкус. Как сильно данная мастеру свобода творчества может ударить по ее, клиентки, кошельку?
Если девушка сразу говорит, что у нее аллергия — окей, ничего страшного, будет стригуном. Но некоторые могут о наличии аллергии даже не подозревать. У клиенток я тоже спрашиваю, есть ли у них аллергия. Если есть, но она настаивает на окрашивании, я прошу ее написать мне бумагу, что в случае чего у нее не будет ко мне претензий.

Была одна женщина, которая пошла обманным путем и сказала, что у нее нет аллергии, хотя она была. Я ее покрасила, и она мне потом неделю писала, что у нее все плохо, что она в больнице. Я испугалась, давай ей звонить, выяснять. В итоге оказалось, что у нее уже на момент, когда она пришла в салон, шел воспалительный процесс, и мы дополнительно травмировали кожу окрашиванием. И вот как быть? Верить на слово?

Теперь я понимаю, что если есть малейшие сомнения — например, видно какие-то раздражения — ну отправь ты лучше домой человека, не гонись за выручкой. Она тебе потом спасибо скажет.

Советую мастерам тратить больше времени на консультацию и на знакомство с клиентами, особенно если это новый клиент. Ни в коем случае не рассчитывайте на чудо, будьте максимально собранными и уверенными в своих действиях.

Вы узнаете, есть ли у мастера или клиента аллергия?
Читайте также: