Подписочку?
Мы будем присылать вам подборку лучших статей, всего один раз в месяц — и ничего лишнего.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
Ожидание ― реальность
ФОТОГРАФИИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ АЛЕКСЕЕМ СТРИГА
о том, почему парикмахеру не выгодно сотрудничать с неделями моды, о работе в команде и любимых стрижках
Алексей Стрига пришел в профессию парикмахера, когда учился в десятом классе. За это время он успел стал победителем множества конкурсов, открыл два салона и собственную школу парикмахерского искусства в Краснодаре. Мы поговорили с Алексеем о том, почему парикмахеру сегодня не выгодно сотрудничать с неделями моды, о работе в команде и стрижках в формате wash & go.
ИЛЛЮСТРАЦИИ: ИЛЬЯ ЦЕ
Да.
Стрига ― это настоящая фамилия?
Это случилось так: у моей мамы были салоны красоты, я в них постоянно тусовался. Когда я учился в десятом классе, мама предложила мне получить дополнительное образование и прийти на стажировку к мастерам ее салонов. Мне понравилась эта идея ― так я пришел в профессию.
Вы пришли в профессию в юном возрасте, как это случилось?
Думаю, это произошло после конкурсов. Я очень много ездил по стране, участвовал в различных конкурсах парикмахерского искусства. Это длилось около шести лет ― с 2006 по 2012 год. Благодаря этому меня начали узнавать коллеги, начали добавляться в друзья в социальных сетях, писать, что они знают мои работы и они им нравятся. Было крутое ощущение того, что у меня получилось сделать что-то важное в профессии.
Помните тот момент, когда вдруг стали популярным?
Мой главный принцип ― wash & go. Волосы должны выглядеть ухоженными и легко укладываться.
Раньше мастера действительно больше участвовали в конкурсах, тратили время, деньги и учились тому, как подстричь и сделать укладку за 30 минут. Поэтому я получил колоссальный опыт и в скорости, и в качестве работы, у меня появились регалии в виде дипломов победителя. И во время конкурсов я познакомился с лучшими мастерами из России, стран СНГ, ближнего зарубежья.

«Живой» конкурс погружает тебя в такое состояние, когда ты должен две-три недели думать о том, как сделать так, чтобы твоя работа выглядела идеально со всех ракурсов ― потому что члены жюри действительно ходили вокруг модели, рассматривая все нюансы стрижки, окрашивания, укладки.

И тогда это действительно был крутой опыт, но сейчас все изменилось. настало время digital, когда ты можешь просто сфотографировать свою работу на телефон, отфотошопить до неузнаваемости, подписать хэштегом со своим именем и опубликовать в инстаграме. Но в этом есть и свои минусы: сегодня часто возникают ситуации «ожидание ― реальность», когда на картинке ты видишь одно, а по факту уровень мастера оказывается ниже.

А раньше на конкурсах все видели, как ты работаешь, и понимали: вот это крутой мастер.
Конкурсы сегодня что-то дают мастеру? Алексей Осипчук в своем интервью сказал, что время конкурсов прошло. Что вы об этом думаете?
Когда мастер хочет устроиться на работу ко мне в салон, я прошу его прийти с моделью, подстричь ее, покрасить и сделать укладку. Мне важно понимать, как парикмахер работает руками, а не какие фотографии выкладывает в инстаграм.

А еще люди в моей команде должны быть увлечены своим делом. Если мастер пришел ко мне на собеседование, а потом не перезвонил, я вряд ли его возьму на работу. Лучше отдам предпочтение тому, кто оборвал телефон и написал во все соцсети о том, как он хочет у нас работать.

У нас есть собственная школа, в которой мы обучаем мастеров с нуля или помогаем повысить квалификацию. Часть ребят после успешного обучения остается у нас в команде: 60 процентов нашего коллектива ― это бывшие выпускники школы STRIGA. Мы изначально стараемся дать качественное образование с расчетом на то, что мастер в дальнейшем будет работать у нас в салоне. Учим, как для себя.
Сейчас у вас три салона, как происходит отбор мастеров, на что обращаете внимание?
Первая ошибка всех, кто только приходит в профессию ― это неправильный выбор направления. Раньше мы выбирали команду, вместе с которой хотели бы развиваться. Сейчас мастера работают обособленно, много фрилансеров. А творческое одиночество ― это ужасно. Ты не можешь ни перенять чей-то опыт, ни показать, что делаешь сам, получить какую-то поддержку коллектива, развиваться вместе с командой.

Как было раньше: ты рос профессионально с выбранной тобой командой, ориентируясь на топовых мастеров. Когда ты получал достаточный опыт, ты набирал свою команду. Сейчас все иначе: человек отучился, снял кресло, начал работать ― дальше ничего не происходит. И получается, что ты как бы видишь только одну грань своей работы, нет взгляда со стороны.

Например, в своей команде я самый опытный мастер, но мне всегда важно мнение каждого, потому что бывает так, что «глаз замыливается» даже у самого крутого профессионала, это нормально. А ребята из твоей команды всегда могут что-то тебе подсказать в таких случаях.
Имея большой опыт преподавания, какие ошибки начинающих мастеров вы чаще всего замечаете?
Любимые средства Алексея Стрига
В России нет. А за рубежом ― это буквально две-три школы, которые мне действительно интересны. Среди них SENZI в Италии, Toni&Guy (желательно в Америке) и Saco. Но я понимаю, что Toni&Guy и Vidal Sassoon в Великобритании сейчас не те, что были раньше: уходит поколение легендарных преподавателей, меняются стандарты преподавания.

У российских мастеров я не хочу учиться не потому, что они хуже, а потому что, во-первых, у многих уже был, а во-вторых, за рубежом ты можешь полностью погрузиться в атмосферу обучения и тебя не отвлекает ни русская речь, ни повседневная жизнь. По возможности я стараюсь каждый год проходить обучение за рубежом: последний раз это была учеба в Zgat, в этом году хочу попробовать слетать в Лондон.
Есть ли какие-то мастера, у которых вы хотели бы поучиться?
Да, действительно, до России тренды доходят не сразу. Нужно, чтобы прошло два-три года, прежде чем у нас приживется какой-то зарубежный тренд. Так случилось с короткими стрижками, например. Если смотреть на инстаграмы селебрити ― Кэти Перри, Рианны и многих других ― пока они вовсю делают короткие стрижки, у нас большей популярностью пользуются шатуш, техника air touch, прически из длинных волос.
Принято считать, что до России все мировые тренды доходят с опозданием на пару лет, то же самое ― с модой в регионах. Вы как-то ощущаете это в своей работе?
Конечно, бывает, что девушка, подписанная на Рианну, приходит и просит подстричь ее так же. Но главная проблема в том, что конечный результат доходит быстрее, чем инструкция, как такую стрижку сделать.
То же и с цветом ― если мастера еще не были на обучении, они не знают, какую формулу использовать при окрашивании.

Вот, допустим, я вчера увидел Essential looks Schwarzkopf 2019, но как создавать эти образы, я пока не знаю. Понятно, что люди также находят эти картинки и бегут по мастерам, которые еще не работали с этими образами и пытаются создать их подручными средствами. Поэтому я за то, чтобы работать с трендами только после профессионального обучения по созданию именно этих новых трендовых образов.
Я создал документ в Google и вношу туда имена тех, за кем необходимо следить, чтобы быть в курсе всех тенденций. Среди этих мастеров есть и российские (Мила Белова, Владимир Сарбышев, Николай Генералов, Владимир Гулевич), и зарубежные (Рикки Зато, Филипп Вольф, Джеймс Эрншоу).

На этих мастеров стоит ориентироваться не только в профессиональной сфере, но и в плане ведения аккаунтов в инстаграме, в подаче контента.
Откуда вы узнаете об актуальных трендах в стрижках, окрашиваниях и на кого советуете подписаться молодым мастерам?
Аудиоцитата
Если честно, у меня двойственное отношение к такому сотрудничеству. С одной стороны ― я за то, чтобы поработать с топовыми дизайнерами и стилистами, но с другой ― участие в мероприятиях вроде Krasnodar Fashion Week не очень выгодно. Чаще всего происходит так, что нам звонят за три дня до недели моды и говорят: «А вы можете закрыть салон на три дня, чтобы готовить моделей к показам?». При этом просят сделать это бесплатно. Но ведь у нас есть запись, школа ― получается, что я должен отказывать и клиентам, и ученикам? Я против сотрудничества именно в таком формате, все должно оговариваться заранее, как минимум за три месяца.
Мы видели в вашем инстаграме кадры с показов, в том числе Ромы Уварова (дизайнер, участник проекта «Подиум» ― прим. ред.). Расскажи об этой части своей работы.
Могу сказать, что я не раз отказывался от сотрудничества, когда дело касалось фильмов или клипов. Я отказывал, например, директорам нескольких селебрити и не причесывал на мероприятие Кристину Си. Не хочу портить для себя впечатление о медийных персонах, потому что звезды есть звезды, они часто ведут себя своеобразно. Кроме того, обычно звонят их директора и говорят, что фотографироваться с ними нельзя, разговаривать нельзя, причесывать так, как хочешь, тоже нельзя. Для творческого человека это мука, при этом работа даже не оплачивается.

Конечно, селебрити тоже бывают разные. Не могу сказать, что мне очень понравилось работать с Бьянкой, а вот ребята из группы «Время и стекло» вели себя адекватно и были приятны в общении. В начале своей карьеры я работал с Надеждой Бабкиной, например, и это тоже был интересный опыт.
То есть вам не слишком близка работа с медийными персонами?
Для парикмахера участие в показах, кино, съемках клипов ― это не только имиджевая история, но и тяжелая работа, которая отбирает много времени и сил. Но это хорошо для портфолио.
Я всегда провожу беседу, в ходе которой объясняю принцип «ожидание― реальность» и предлагаю варианты того, что можно сделать с волосами. Недавно ко мне приходила девушка с длинными волосами, просто «убитыми» окрашиваниями. Я предложил ей сделать короткую стрижку. Она расплакалась, устроила истерику. Но в итоге получилось очень красиво, и клиентка осталась довольна результатом.
Наверняка часто бывает такое, что клиенты приходят с определенными запросами, но вы понимаете, что реализовать их запрос невозможно. Как вы поступаете в таких случаях?
Такие истории бывают у всех мастеров. Был случай, когда ко мне пришла клиентка и попросила из темного цвета перекрасить ее в блонд. Я делал это очень долго, и когда завершил работу, она сказала, что результат ей не нравится и платить она не будет. Я сказал: «Окей, тогда я перекрашиваю тебя обратно в темный». В итоге она согласилась на блонд и заплатила за окрашивание. Но я всегда говорю своим мастерам: если клиентке не нравится ваша работа, переделайте ее, даже если это приходится сделать за свой счет.
Были ли в вашей практике истории, когда клиенты оставались недовольны результатом? Как вы поступаете в таких случаях?
Да, это кератиновое выпрямление волос, которое действительно опасно для здоровья мастеров, так как кератин содержит формальдегид.
Есть ли какие-то стрижки, процедуры, укладки, которые вы никогда не стали бы делать?
Мне важно, чтобы стрижка была удобной. Ровный, красивый срез без всякой филировки не нуждается в обновлении месяца три. Такую стрижку легко укладывать самостоятельно.
Многие мастера сегодня придерживаются собственной методики или техники. Как работаете вы?
Читайте также: