Подписочку?
Мы будем присылать вам подборку лучших статей, всего один раз в месяц — и ничего лишнего.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
Разбираться в моде — обязанность парикмахера
ФОТОГРАФИИ ПРЕДОСТАВЛЕНЫ АЛЕКСЕЕМ ОСИПЧУКОМ
о надоевших и новых трендах в парикмахерском искусстве
Алексей Осипчук — автор методики стрижки, которая нарушает классические каноны парикмахерского искусства. Он открыл салон в самый разгар кризиса и сумел не просто удержаться на плаву, а сделать свою методику популярной и востребованной не только в России, но и в Европе. Мы поговорили с Алексеем о важности концепции для салона красоты, влиянии модных тенденций на форму каре и новом креативе в парикмахерском искусстве.
ИЛЛЮСТРАЦИИ: ИЛЬЯ ЦЕ
Утром прилетел из Воронежа, где проводил мастер-класс, и сразу приехал в салон, даже домой не заезжал.
Как проходит ваш обычный день? Что вы делали сегодня до интервью?
Мы же растем не только с возрастом, но и с авторитетом, который можем заслужить в профессиональной сфере. Мне уже давно не говорят, что я молодой: ребята со мной фоткаются и пишут: «Я с легендой парикмахерского искусства», а я думаю: «Как так, мне только 32, какая легенда?». В любом случае, я 16 лет в профессии, из них больше 11 лет занимаюсь обучением. Меня, наоборот, часто воспринимают старше, чем я есть (и старше, чем мне хотелось бы).

Я пришел в профессию в 2003 году и через три-четыре года провел свой первый мастер-класс. Было очень страшно: в голове не укладывалось, как я могу учить женщину, у которой стаж равен моему возрасту, как зайти в аудиторию, где сидит 50 человек. Сейчас я думаю, что это самые ценные чувства, которые ты можешь испытать — именно они заставляют тебя так быстро расти и двигаться вперед. Ну а методов не волноваться было множество: я записывал себя на телефон, выступал перед зеркалом.

Вообще, учить надо тогда, когда тебе есть чему учить. А это, кстати, большая проблема современности — ты открываешь любой источник и видишь, что научиться можно всему и в любую секунду. В связи с этим объявляется огромное количество учителей. Благодаря идее и философии Park by Osipchuk, мне есть что сказать и есть чем поделиться с людьми.
Вы начали преподавать еще до того, как вам исполнилось 30. Не страшно было? Наверняка есть стереотип про «молодого специалиста» в индустрии.
Для меня 2018 год был очень насыщенным в плане поездок и мастер-классов. И с одной стороны, это безумно заряжает, а с другой — это трудно, потому что ты эмоционально выгораешь. К тому же русская публика имеет свою специфику: если европейцы испытывают фан просто от того, что ты приехал, то в России обычно так: «Ну давай, удиви меня, малыш». И нужно реально удивить.
У меня нет какой-то любимой расчески или лака для волос, я не ношу с собой ничего на случай, если вдруг будет какая-то съемка. Все, что мне нужно — это моя голова с мозгами, чтобы быстро думать и находить решения.
Каждый твой день — это твоя школа, и из этого дня нужно выносить уроки. Я начал с самых обычных, абсолютно ужасных трехмесячных курсов по парикмахерскому искусству. Кто-то увидит в этом минус и скажет: «У меня была такая слабая школа», а я вижу в этом плюсы. Для меня это была возможность попробовать себя в профессии и понять, интересно ли мне это или же я нарисовал себе воздушные замки, как другие мои однокурсники, которые думали, что придут в профессию, а через пару недель им позвонят из Vogue и попросят причесать Кару Делевинь. А этого не произошло, реалии были другими: надо было накрутить химическую завивку бабушке, покрасить одну тетушку, подстричь другую. Но я понял, что мне интересна эта профессия и я хочу в ней развиваться, закончил школу в Петербурге, поехал в Москву, потом в Лондон. После этого восемь лет работал креативным директором у Дениса Осипова, где отвечал за огромную команду, тренировал сборную Санкт-Петербурга. И все это стало тем бэкграундом, имея который я понял, что хочу разработать другую систему стрижки. Отбросить все условности, не думать о том, что правильно и неправильно. И фактически с этого начался Park by Osipchuk.
Где вы учились и как развивалась ваша карьера до появления Park by Osipchuk?
Мы на данный момент единственная команда в мире, у которой полностью под запретом любая филировка волос. Мы работаем только прямым срезом. Абсолютно любого дизайна волос, будь то четкая или рваная форма, мы достигаем за счет прямого точного среза. Наша методика — это попытка минимизировать действия, поиск парикмахера. Как работают парикмахеры: они отрезают и смотрят «лежит — не лежит». Мы отрезаем и знаем, что оно ляжет.

Это метод, который полностью сформировался, по нему уже работают два наших салона, мы обучаем ему и в России, и в Европе. Я понял, что правила нужны для того, чтобы их нарушать, и, основываясь на своем опыте, я их нарушил и смог сделать что-то другое.
А в чем заключается эта методика?
Я выиграл действительно все, потому что самый первый конкурс, на который отправился, проиграл с треском. Самолюбие было так задето, что я решил: пока все не выиграю — не успокоюсь. Это было трудно, потому что в каких-то конкурсах есть коррупция, предвзятое мнение, и мне усердно давали третье место, а мне надо было первое. На это ушло девять лет, этот проект для меня закончен. Оставаться там и быть высококвалифицированным судьей мне не хотелось, поэтому я отказался от всех судейств и тренингов и решил открыть Park by Osipchuk.

Сейчас молодым мастерам нет смысла участвовать в конкурсах, потому что время изменилось. Если раньше одной из ярких возможностей заявить о себе была победа в конкурсе, то сейчас вы можете дома сидеть и заявить о себе через инстаграм. Изменилась подача информации и изменилась сама информация. Если вы сейчас начнете участвовать в конкурсах, будьте готовы к девятилетнему экспириенсу, победам и проигрышам. Возможно, вы за это время сделаете себе имя, но если планируете выступить пару раз, то лучше сфокусируйтесь на чем-то другом — этот метод уже устарел, нужно искать новый.
Вы выиграли, кажется, все возможные конкурсы парикмахерского искусства. Почему перестали участвовать и какие из них можете посоветовать начинающим мастерам?
Аудиоцитата
На каждом своем семинаре я говорю: «Вы должны разбираться в моде». Парикмахерам следует знать все о трендах, идеях и настроениях, которые есть на подиуме. Идеальная техника выполнения причесок никому не нужна, она не сделает из вас успешного мастера, и следить за модой сегодня — это больше, чем обязанность.

Я для себя условно выделяю два понятия: мода и тренды. Мы скорее выбираем тренд-путь — поиск новых идей, которые, может быть, и являются трендом, но еще не являются модой. Из множества трендов, с которыми мы сталкиваемся, один-два всегда становятся коммерчески модными и перестают быть интересными для меня. Хочется работать именно в сфере идей, возможно, иногда «сырых набросков», нежели в разряде того, что уже стало коммерчески востребованным и понятным. Волосы тоже являются частью моды, и большая ошибка их дистанцировать.
С референсами в моде сегодня все более-менее понятно — о трендах рассуждают на примере коллекций Gucci и Balenciaga. Откуда приходят тренды в сферу красоты, парикмахерского искусства?
Парикмахер должен смотреть показы и считывать настроение. Например, посмотрел шоу Gucci и подумал: мне нравятся сказочные принцессы — буду стричь сказочное каре для принцесс, либо посмотрел показ Рубчинского и решил: мне нравится эта агрессия, особенно в мужской моде, потому что многим близка эта честная реальность, и я буду работать с волосами в этом ключе. Я вообще считаю, что нельзя вдохновляться конкретной стрижкой или окрашиванием. Это все равно что обращать внимание только на один винтик огромного механизма.
В моде нет конкретики: нельзя сказать, что модно каре, но можно почувствовать настроение и понять, каким это каре сейчас должно быть — более агрессивным или более четким, «рваным», мягким или волнистым.
С кризисом получилось случайно, никто не знал, что он начнется. Мне до этого годами говорили: «Леша, почему ты не откроешь салон?». А я себя спрашивал, зачем этому миру салон Осипчука, и не находил ответа. И только когда родилась методика, возможность отбросить стереотипы и самому стричь так, как не стригут другие, я решился открыть салон. Мы начали стройку, во время стройки случился кризис. Открылись в ноябре, в самый его разгар. Но сейчас я думаю, что это наше преимущество: я с самого начала знал, что такое сложности, и учился с ними справляться. Тогда нас было четверо, а сейчас, спустя четыре года, в команде 36 человек, мы уже открыли второй салон.

Если говорить о команде, мне в первую очередь важно, чтобы люди любили профессию, потому что только так они могут реализоваться. Что такое Park by Osipchuk? Для меня это три составляющие. Первое — это как стричь, на этот вопрос отвечает наша методика стрижки. Второе — что стричь. Здесь человек должен подключать свои знания о моде, источники вдохновения, насмотренность. И третье — кого стричь, какие люди нас выбирают. Когда все эти составляющие работают, тогда можно говорить о правильности выбора. Если мастер сфокусирован на клиентах и думает, как их привлечь — ничего не получится; если его занимает только техника — тоже ничего не получится; если он зациклен только на моде — получится модник.
Вы открыли свой первый салон в кризис. Как вы собрали команду и удержались на плаву, когда люди вообще боялись тратить деньги и в последнюю очередь думали о новой стрижке?
Изначально было как раз три категории стилистов, и наш топ-стилист был очень востребованным. Перед нами встал выбор: либо повышать цену, что я считаю не самым умным ходом, либо вводить новые категории, что я и сделал. Получалось, что мастер теряет свой топ-ранг, но ему есть куда стремиться, в то же время растет стоимость его услуг. Мы определили это на шести категориях, очень приятно, что многие салоны это повторили (смеется). После категории «эксперт» появилась категория «топ-эксперт» — ее придумал я и нигде до этого не встречал, а сейчас часто вижу салоны с такой же классификацией и позиционированием.
Откуда взялась ваша градация «мастер, стилист, топ-стилист» и так далее?
За это отвечаю я. Мы смотрим на количество клиентов у мастера: сколько пришло, сколько вернулось — это очень хороший показатель. Плюс внешняя картинка: команда же моя семья, и я вижу, какие есть сложности, и понимаю, когда пора повышать мастера.
Как происходит рост из одной категории в другую?
Любимые средства Алексея Осипчука
Я хочу заниматься только волосами и зарабатывать на этом. Не хочу продавать услугу маникюра, потому что как я буду мотивировать этих мастеров, как расскажу им нашу глобальную идею? С таким же успехом здесь можно продавать пирожки. Мы стараемся минимизировать услуги, чтобы четко предложить подходящую в зависимости от задачи, которую нужно решить. Мне не нравится, когда список услуг занимает 800 листов, он должен быть емким и понятным.
Сейчас даже в небольших салонах размером с однокомнатную квартиру есть как минимум специалист по маникюру и косметолог. У вас два просторных салона, вы сознательно не добавляете дополнительные сервисы?
Я директор, потому что это мой салон. Но изначально я парикмахер и не хочу отходить от работы вообще, поэтому веду огромное количество обучающих мастер-классов, семинаров, тренингов и много работаю с клиентами.

Стараюсь не разделять клиентов на инфлюенсеров и неинфлюенсеров. Ценность прически кого бы то ни было заключается не в том, чтобы ее можно было убрать в хвостик. Да, действительно, инфлюенсерам особенно важно, что о них думают люди, поэтому они всегда внимательнее относятся к волосам. Но это не означает, что стрижка должна быть как-то нарочито украшена — она просто должна быть хорошей.
Чем вы занимаетесь как арт-директор, продолжаете ли стричь? Или ваши клиенты это, в основном, инфлюенсеры?
Любая попытка разделить клиентов на «обычных» и «медийных» заканчивается провалом. Мне важно видеть в каждом красоту, а медийность не имеет значения.
Нужно находить плюсы. Я благодарен, что жизнь меня сводит с очень разными людьми — с теми, которые мне интересны, и с теми, которые не очень. Ведь только в сравнении понимаешь, что более ценно. Когда тебя окружают только интересные люди, они становятся массой. Поэтому мне нравится находить подход к трудным клиентам. Кто-то приходит в хорошем настроении, кто-то в плохом, и твое умение с этим справиться — иногда то еще испытание.
Наверняка в салоне бывают проблемные клиенты. Как вы выходите из сложных ситуаций?
Особенности общения с клиентами и позиционирование — это пока еще то, что я не очень успеваю рассказывать команде, потому что постоянно нахожусь в разъездах. Пытаюсь это внедрять, даю какие-то небольшие подсказки и доказываю важность этого на своем примере. Я, например, достаточно стеснительный, могу хандрить, но всегда работаю над собой. Можно, конечно, подумать о том, какой я успешный, и тут же превратиться в сноба, но это путь в никуда. Лучше лишний раз спросить у человека, как дела, как настроение, обсудить погоду, наконец. Это не значит, что нужно всех веселить, просто нужно быть собой, работать над собой, становиться лучше.
Вы учите мастеров этому?
Смотрю за Юджином Сулейманом и Гвидо Палау. У них, возможно, и не самые раскрученные аккаунты, но их идеи всегда интересны, они новаторы в своем деле. Из последнего, что меня вдохновило, могу назвать издание Infringe magazine. Приятно знать, что этот журнал делают люди, которые не возводят в культ растяжку цвета. У них нестандартный взгляд на волосы, это новый креатив в хорошем смысле. Если в начале нулевых все хотели «креатив», то потом это слово в парикмахерском искусстве приобрело негативную окраску и стало прочно ассоциироваться с прядями, асимметрией, макушкой короткой. А ребята из Infringe рассказывают про новый креатив.

Мой постоянный источник вдохновения, помимо моды, это 60-е годы прошлого столетия: революционное настроение и смена идеалов, герои старого рок-н-ролла. Я уверен, что вдохновение нельзя искать по принципу «завтра я пойду за вдохновением в океанариум». Ты должен быть в постоянном поиске, а не по пятницам раз в неделю.
За кем вы следите в профессиональной сфере, чем вдохновляетесь?
INFRINGE — онлайн-платформа и ежегодное печатное издание, посвященное культуре волос. Основатели INFRINGE — визажистка Пэт Масколо и ее муж, стилист по волосам Энтони Масколо — исследуют парикмахерское искусство через творческие дисциплины и рассуждают о философии моды. INFRINGE больше похож на арт-альбом, чем на журнал для парикмахеров: множество красивых съемок, нестандартные прически и рассуждения о тенденциях в индустрии в разрезе социокультурных аспектов.
Читайте также: