Подписочку?
Мы будем присылать вам подборку лучших статей, всего один раз в месяц — и ничего лишнего.
Нажимая на кнопку, вы даёте согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь с нашей политикой конфиденциальности
Текст: Маша Константиниди
Журналистка и ведущая подкаста «Это разве секс?» Маша Константиниди размышляет о современной культуре дейтинга в контексте ненависти к своему телу, массовой истерии по ЗОЖу и многочасовой подготовки к сексу.
Иллюстрации: Диляра Хасанова
Дейтинг, нюдсы и телесность
Что вообще такое телесность? Включение человеческого тела в социокультурное пространство (в медиа, кино, книги и разговоры за бокальчиком вина) повлекло за собой изменения в нем: тело это не просто биологический механизм с простыми и понятными параметрами вроде массы, объема или размера одежды, теперь все его характеристики приобрели оценочный культурный характер — «худая как щепка», «жирный как поезд пассажирный», «дама в теле» и так далее. Вот иду по улице я, двадцатиоднолетняя девушка 175 сантиметров ростом и 68 килограммов весом. И все со мной в порядке, по всем медицинским показателям мое тело в норме. Но я иду чуть сгорбившись, поскольку в школе меня дразнили за большую грудь. Я почти никогда не надеваю ничего с коротким рукавом — у меня полные предплечья. У меня длинные стройные ноги с тонкими щиколотками, поэтому я всегда подчеркиваю их, надеваю что-то облегающее или короткое. Стала бы я так заморачиваться, если бы цифры 175 и 68 так и оставались цифрами? Конечно, нет.

Безусловно, поворот к телесному случился не год, не два и даже не век назад. Существует даже ныне забытое слово «тель», согласно Далю означавшее «тело животного, человека, весь объем плоти, вещества его, образующего одно цельное, нераздельное существо, оживляемое, у животного, животною душою, у человека, сверх сего, духом». Концепция разделения «плотского» тела и «духовной» тели существует в научной традиции примерно со времен царя Гороха. Но то ли благодаря материальному повороту, случившемуся в социологии в 70-е годы прошлого века, то ли благодаря искусству и поп-культуре, о телесности заговорили. Телесность это проекция нашего тела в наше сознание, понимание и чувство своего тела. Но дело в том, что оставить наши чувства к телу в покое никто не смог.
Где находится золотая середина тоже никто не уточнял, потому что на самом деле она для всех разная. Казалось, что теперь, когда у нас есть социальные сети и нам стали доступны фото не только идеально отретушированных селебрити, но и обычных людей (с растяжками, шрамами, полнотой, худобой и так далее), мы, наконец, сможем найти с другими людьми общность и перестать бежать к слабо мерещащемуся вдалеке идеалу. Надежда рухнула с появлением дейтинговых сервисов.
С самого рождения нам прививали ту или иную привычку к ощущению тела. Мало ешь — будешь слабым, маленьким, никому не нужным; много ешь — будешь неповоротливым, отвратительным, никому не нужным.
Tinder признался, что имеет внутреннее ранжирование юзеров: условно, девушка категории X никогда не выпадет парню категории Y. Ранжирование, разумеется, основывается в том числе на визуальной привлекательности. Даже не привлекательности, а конвенциональной красоте — весьма жестких, кстати говоря, параметрах, которые навязаны нам как глянцевыми журналами и массовой культурой, так и сотнями одинаковых блогеров и фитоняшек в инстаграме. Да и проблема, наверное, не столько в самом механизме подбора пар, сколько в том, насколько сложным становится восприятие себя и своего тела, когда приходится выбрать всего шесть фотографий для профиля.
Тут часто приходится сталкиваться с нешуточным отбором фото: на этой спина сутулая, на другой животик торчит, здесь нос выглядит кривым и так до бесконечности, пока даже самая любимая фотография (фотография, на которой вы себя любите и, наверное, именно ее представляете в голове, когда думаете о своей внешности) не начинает съедать вас изнутри. Когда ты встречаешься с человеком в реальности, ты не считываешь его каждое движение как отдельное фото, даже если он сутулится или при наклоне у него становится видно животик.
В реальном пространстве тело существует вполне органично: мы двигаемся и не обращаем внимания на каждую складочку и точку, но когда мы всматриваемся в человека на фото, то становится очевидным, насколько нереалистичны любые стандарты красоты — насколько неприменимы они к жизни.
Не зря инстаграм сейчас полон фотографий Me/Also me или Instagram/Reality, где девушки и парни показывают «удачные» и «неудачные» снимки. Вторые, конечно, куда более живые и передающие реальность.

Кроме Tinder в культуре современного дейтинга есть еще сильнее давящие на самоощущение штуки — нюдсы. Современный ритм общения, постоянные пуши мессенджеров и популяризация нюдсов как культуры привела к тому, что многие девушки имеют на телефоне по три-четыре приложения для быстрой обработки фото — настолько они не готовы принять свое тело.
Недавно в разговоре со знакомой также подняли тему этичности ЗЗН — заранее заготовленных нюдсов. Бывают дни, когда порадовать партнера хочется, а вылезать из трусов для месячных с зайцами не хочется. Что честнее: сфотографироваться в нижнем белье со вздувшимся животом или послать фото, сделанное пару дней назад? И не пора ли нам перенять у парней умение принимать себя в эротическом и сексуальном плане? Это, кажется, единственный полезный урок, который можно извлечь из нежелательных дикпиков: парни готовы к фотографии всегда и везде, их уверенность в своей сексуальности позволяет им отправлять фото члена незнакомой или малознакомой девушке (конечно, я говорю далеко не о всех парнях, тем не менее vulvapics, если и существуют, то явно не в таких космических масштабах).

Понятно, что девушкам мешают чувствовать себя сексуально привлекательными тысячи и тысячи лет навязывания стандартов красоты, но все же, давайте вспомним, сколько всего мы делаем перед первым сексуальным контактом с новым партнером. Мы планируем это, да.
Хорошо, если весь этот процесс просто доставляет вам удовольствие как часть ритуала ухода за собой, но многие ведь еще и делают довольно небезопасные с медицинской точки зрения клизмы и спринцевания, чтобы избавиться от «нежелательного» запаха и вкуса выделений. Давайте все признаем — вульва пахнет и иногда не очень приятно. Но если ваша вульва пахла так всегда и вы на постоянной основе проверяетесь у гинеколога, то все в порядке. Молочно-кислая среда, которая находится в природной женской смазке, состоит из примерно таких же бактерий, как молоко и кефир, отсюда и немного кисловатый запах. Но природный баланс pH нужно держать в строгом равновесии, от этого зависит здоровье половой системы и местный иммунитет.

Мы хотим быть идеальными во всем — пахнуть вкусно для всех, иметь тонкую талию и высокую округлую грудь с идеально круглыми сосками. К счастью, несмотря на фрустрацию, в которую нас может вгонять дейтинг-культура, общество постепенно движется к многообразию красоты. Возможно, уже прямо сейчас стоит перестать нервничать из-за складок кожи на животе или спине, первого размера груди и цифры больше 50 на весах.
Сходить на маникюр и педикюр, покрасить брови и, может быть, ламинирование ресниц, шугаринг бикини, побрить ноги, отскрабиться до боли в душе, восемь разных масок на лицо, укладка, макияж, сексуальное белье — и все ради одного секса.
Понравилась статья?
Поделись!
Читайте также: